Победитель ННД

Те, которые должны были умереть

Те, которые должны были умереть"Я никогда не думал, что увижу, как дети, которые должны были умереть, начинают сидеть и стоять» - Франческо Мунтони из Университетского колледжа Лондона комментирует видео детей, получавших экспериментальный препарат для лечения спинальной мышечной атрофии.
Прорыв в лечении СМА может открыть шлюзы для подобных методов лечения неврологических заболеваний, таких как болезнь Хантингтона, болезнь двигательных нейронов и, возможно, даже болезнь Альцгеймера.

Это генетическое заболевание предполагает ухудшение нервов, связывающих головной и спинной мозг с мышцами тела. Дети с жесточайшей формой болезни не могут сидеть и редко выживают после 2 лет. Тем не менее, несколько родителей разместили в Интернете видео с детьми, получавших препарат, названный nusinersen, и которые могут сидеть и даже ходить с посторонней помощью.

Испытания nusinersen были остановлены в августе, когда стало ясно, что препарат эффективен и что было бы неэтично не дать реальное лекарство тем, кто принимал плацебо во время испытаний этого препарата.

Еще не были опубликованы все результаты, но то, что было выявлено при терапии антисмысловыми олигонуклеотидами предполагает, что мы преодолели самое большое препятствие, а именно проблему доставки препарата — по крайней мере, для нарушений, связанных с поражением нервной системы. Прорыв может открыть шлюзы для подобных методов лечения неврологических заболеваний, таких как болезнь Хантингтона, болезнь двигательных нейронов и, возможно, даже болезнь Альцгеймера.

«Антисмысловые»  препараты, по существу, — кусочки ДНК, которые связываются со специфическими РНК — рецепт, который клетки используют, чтобы сделать белки. Путем связывания с РНК, они могут блокировать выработку белков, или изменить их форму.

Эти препараты имеют потенциал для предотвращения или лечения многих заболеваний. Но была огромная загвоздка: если голую ДНК вводят в людей, это не длится долго, не говоря уже о том, чтобы попасть в клетки. Таким образом, биологи потратили десятилетия, пытаясь создать синтетические формы, которые могут выжить в организме. Они укрепили основу ДНК, чтобы предотвратить эти препараты от распада, а также сделали их возможность связываться с РНК сильнее, обеспечили возможность эффективнее проникать в нервные клетки.

Nusinersen — один из таких измененных антисмысловых препаратов. Отчеты о его успехе создали большое волнение среди родителей детей со спинальной мышечной атрофией, но мы должны быть осторожными с отдельными отчетами, говорит нейробиолог Джеймс Сли в Оксфордском университете.

«Даже если последние результаты показывают, что nusinersen не работает также хорошо как надеялись, все еще есть причина для оптимизма. Исследования на животных и вскрытия детей, которые умерли несмотря на то, что принимали nusinersen, показывают широко распространенное распределение молекулы антисмысла в мозговом и спинном мозге» — говорит Мунтони, который участвовал в разработке и исследовании препарата.

Эти и другие открытия показывают возможность внедрения антисмысловых молекул в нервные клетки, а это значит, что позже могут появиться улучшенные версии.

«Стало ясно, что лекарство эффективно и уже неэтично продолжать давать плацебо».

«Я думаю, это произойдет неожиданно быстро» говорит Эдвард Уайлд в Центре Болезни Хантингтона Университетского колледжа Лондона, который является частью команды, работающей над «антисмысловой» терапией от болезни Хантингтона.

Это наследственное заболевание остается неподдающимся лечению, несмотря на десятилетия попыток поисков. Не решена проблема доставки препарата, но Уайлд думает, что это скоро изменится. Антисмысловой препарат от Хантингтона, который испытывала команда Уайлда, прошел начальные испытания на безопасность с триумфом.

Такие терапии могли бы быть использованы для лечения ряда заболеваний, возможно, включая Альцгеймера. Нет единственной мутации, которая вызывает болезнь Альцгеймера, говорит Уайлд, но мы знаем о нескольких генных изменениях, которые увеличивают риск болезни. В теории, останавливая выработку белков, закодированных этими генами, препарат мог бы задержать проявление болезни или позволить людям вовсе не заболеть.

Недостатком антисмыслового лечения является то, что повторные дозы требуются каждые несколько месяцев и часто на всю жизнь. Препараты должны быть введены непосредственно в спинномозговую жидкость, которая течет вокруг головного и в спинном мозге. Эта процедура, называемая спинномозговая пункция, может вызвать побочные эффекты, включая головные боли и боли в спине.

Но Мунтони и его коллеги, возможно, нашли способ изменить антисмысловые молекулы таким образом, что они могут проникать через гематоэнцефалический барьер, т.е. они могут быть введены и в кровоток. Исследования на животных, опубликованные осенью 2016 года, показали, что этот подход хорошо работает, говорит Слейт, но еще не был испытан на людях.

Появление методов лечения генетических заболеваний, которые считаются неизлечимыми, могли бы изменить наше отношение к ним. Если лечение становится доступным для детских болезней таких как СМА, это будет означать необходимость неонатального скрининга. Дети должны быть проверены на заболевания при рождении, и таким образом, они смогут начать терапию как можно скорее.

Это может также изменить отношение взрослых к особенностям своих собственных генов. В настоящее время большинство людей предпочитают не знать, унаследовали ли они такие заболевания, как болезнь Хантингтона или СМА, предпочитая не знать свою судьбу. Но если эти болезни становятся излечимым и, возможно, даже предотвратимым, они скорее всего пожелают начать терапию на ранней стадии.

«Как только у нас появляется то, что работает, люди хотят пройти тестирование», — говорит Уайлд.

Источник: Newscientist

Перевод выполнен специально для БФ «Семьи СМА»

Схожие публикации

Оставить отзыв

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *