Победитель ННД

Туризм для людей с ограниченными возможностями

Туризм для людей с ограниченными возможностямиБлаготворительный фонд «Парилис» был создан около года назад. Помимо прямой благотворительности, когда деньги собираются, например, на лечение, у фонда есть программы, направленные на реабилитацию и улучшение качества жизни людей с ограниченными возможностями. Генеральный директор фонда Наталья Ульянова (фото)убеждена, что туризм – одно из самых эффективных средств такой реабилитации, наравне с лекарствами и техническими приспособлениями.

– У вашего фонда есть программа «Неограниченные возможности туризма для людей с ограниченными возможностями». Почему она появилась?

– Я твердо убеждена в том, что туризм – одно из наиболее действенных средств не просто интеграции инвалидов в общество, но и их реабилитации. Инвалидность связана не только с физическими, но и с моральными страданиями. Человек находится в изоляции, боится общества, боится передвижения, часто опасается покидать квартиру, что-то изменить в своей жизни. И не верит, что мир за порогом квартиры готов его принять. А общество, в свою очередь, не принимает инвалидов, не понимает их проблем и страхов, предпочитает не замечать тех трудностей, с которыми сталкиваются эти люди в своей повседневной жизни. Туризм помогает нам всем понять эти проблемы и начать активно, совместными усилиями, решать их. Государство должно включить туризм в программу реабилитации инвалидов, сделать их поездки такой же необходимостью, как лекарства или технические средства.

Мы пока мало говорим о положительном эффекте любого путешествия или хотя бы экскурсии для человека, который долгое время был замкнут в четырех стенах, погружен в свои проблемы, свою боль. Но сами инвалиды, которые попробовали путешествовать, очень хотят продолжать, копят на это деньги. Когда они начинают ездить, исчезает страх – переступить порог дома, полететь на самолете, войти в море, начать общаться с другими людьми. Ведь даже люди с тяжелейшими травмами способны летать на парашютах или опускаться с аквалангом на морское дно! Представляете, как меняется их отношение к себе, к миру, если они достигают этого? Тот страх, который делает инвалида «другим» человеком в обществе, постепенно и навсегда уходит из его жизни.

Вы наверняка обращали внимание, как много инвалидов на улицах, например, европейских городов. Они гуляют, отдыхают, привычно заходят в рестораны, музеи, кинотеатры, там есть специальные дорожки для колясочников, инвалиды легко попадают в любой транспорт, легко ориентируются в городской среде. Нам кажется – их там много. На самом деле – не больше, чем у нас. Просто они там – часть общества.

Туризм для людей с ограниченными возможностями
Туризм для людей с ограниченными возможностями

И, представьте себе, инвалиды-россияне тоже путешествую, какой бы фантастикой это не казалось. Мы возим, например, колясочников в Израиль, на Иордан, там берег оборудован для инвалидов, всем им доступна радость приобщения к святыне. А в Испании, Греции, на том же Мертвом море в Израиле на пляжах есть специальные съезды в море. Туризм для инвалидов полезен еще и тем, что дает им возможность увидеть какие-то новые варианты устройства своей жизни, борьбы с недугом, с безысходностью. И если в Москве, Петербурге, Казани еще какая-то помощь в этом направлении есть, то в двух шагах от больших городов многие даже не представляют, что детей с ДЦП, с детским аутизмом, например, можно успешно лечить, применяя методы дельфинотерапии или иппотерапии, то есть с помощью лошадей.

– Как вы считаете, что может сделать туристическое сообщество, чтобы помочь инвалидам?

– Туроператоры должны отнестись к инвалидному сообществу, как к значимой и полезной категории потребителей – с точки зрения именно бизнеса, а не благотворительности. В стране уже около 15 миллионов инвалидов, у них есть родные и близкие, которые могли бы ездить вместе с ними. Это та категория потребителей, которая сегодня полностью упущена турбизнесом.

Мы говорим принимающей стороне: если привезем группу детей, больных ДЦП, сможете ли вы организовать специальную физкультуру, иппотерапию? Предоставить им четыре номера, а не два? Если туроператор поставит задачу перед своими партнерами, перед гостиничным бизнесом, перед транспортниками, чтобы потом удовлетворить нужды своих потенциальных клиентов с ограниченными возможностями – будет меняться и все остальное. Сейчас туроператоры молчат, гостиницы считают, что особой потребности нет, так все и бегаем по замкнутому кругу. Я скажу, может быть, резко, но мы можем ждать до тех пор, пока сами не окажемся за той чертой, которая сделает нас понимающими. Как только у человека в семье появляется инвалид, он тут же начинает хорошо понимать эти проблемы.

– Сколько среди инвалидов потенциальных туристов и что мешает им сегодня путешествовать? Только ли материальные проблемы?

– Около 30% этих людей с ограниченными возможностями достаточно активны. И бизнесом занимаются, и в политике участвуют, и ездят – вопреки существующей ситуации. Еще около 30% – это люди, которые могли бы ездить, если бы им создали условия, дали какие-то, хотя бы частичные, компенсации, а туристическая и транспортная индустрия подходила к ним более щадяще. Они входят в категорию среднего класса. Остальным из тех, кто может передвигаться, путешествия материально не осилить. Но это не значит, что на них не надо обращать внимания. Повторю, государство должно отнестись к туризму, как к необходимому реабилитационному мероприятию. Желание путешествовать, осмысление того, что он на это способен, многих приведет к желанию зарабатывать. Вот вам и социализация, и интеграция в общество, и социальная реабилитация. И проблемы создания безбарьерной среды стали бы решаться более активно на местах, во всех регионах.

– В чем заключается специфика организации туров для инвалидов?

– Для инвалидов-колясочников нужен специальный транспорт, сопровождение волонтерами. При формировании программы необходимо учитывать скорость экскурсии, наличие в отелях оборудованных номеров, доступность пляжей, оздоровительных центров, музеев. Если речь идет о слабовидящих или слепых, надо учитывать их возможности восприятия, затруднения при передвижении, ориентации в незнакомом пространстве. Им надо потрогать, понять, о чем идет речь. Технология работы с такими людьми разработана, существуют макеты, музыкальное сопровождение, объяснительные истории. Для работы со слабослышащими необходимо, чтобы экскурсовод знал язык жестов, либо привлекать переводчиков. И, конечно, нужны хотя бы минимальные возможности для безопасности, чтобы люди быстро поняли, если что-то происходит. Люди, лишенные, например, слуха и речи, должны иметь возможность объясниться на ресепшене, если что-то не в порядке. Существуют специальные пейджеры, другие технологии, которые можно применять. Существуют, в конце концов, нормы доступности.

– Отличаются ли предпочтения ваших подопечных в плане отдыха от вкусов обычных туристов?

– Практически не отличаются. Популярен пляжный отдых – конечно, там, где для этого созданы условия. Европа очень популярна. Вообще инвалиды просто «глотают» туристическую информацию, им все интересно. И – медицинский туризм. Хотя, повторю, любые туры для инвалидов носят оздоровительный характер, я в этом убеждена. Но они должны быть грамотно организованы. И те, кто этим занимается, должны понимать, какую ответственность они несут.

В этом году мы работали на выставке MITF, так инвалиды спрашивали, отправляем ли мы в Турцию, Испанию, Израиль. Популярные направления – Германия, Австрия, Венгрия. Интересовались Китаем, Кореей, экзотикой, хотели на рыбалку. Очень часто формулируют запрос так, чтобы поехать могла семья: например, мама-инвалид с детьми и мужем.

– Тур для инвалида получается дороже, чем обычный?

– Цена на одного человека приблизительно такая же, если мы едем в ту страну, где проблемы доступности (транспортной и т.п.) решены. Но если нужен сопровождающий, это удорожает экскурсию или тур – на стоимость поездки для второго человека. Это тоже проблема. Если человек никуда не выезжал, он часто боится ездить один. А те, кто уже бывали в поездках, не боятся ехать в группе, знают, что, если понадобится, им помогут.

– Куда сегодня обращаются инвалиды, чтобы отправиться в турпоездку?

– Чаще всего они путешествуют через специализированные компании. Некоторые туроператоры опекают несколько инвалидов, но это скорее исключения, чем бизнес.

У нашего фонда есть своя турфирма «Парилис-Инватур». Она разрабатывает и адаптирует для инвалидов маршруты, проверяет их. Чтобы удешевить туры, мы стараемся заключить прямые договоры с отелями. И пытаемся пробить комплексные программы, позволяющие хотя бы частично снизить финансовую нагрузку для инвалидов. Это могут быть как государственные программы – гранты, так и спонсорские. Например, у нас едет группа туристов по России, одетая в майки с логотипом известного сотового оператора. Вот и рекламная акция. И социальная заодно. С учетом того, что инвалиды – одни из самых активных потребителей мобильной связи, сотовым операторам это не может не быть интересно. Или мы предлагаем благотворителям вывезти в турпоездку группу из 10-20 детей с ДЦП. Реабилитация, поддержка – гораздо эффективнее, чем лечение в запущенной стадии, да и охватить можно гораздо больше детей. Лишь бы вовремя. Поэтому мы готовы сотрудничать с любыми туроператорами, чтобы совместно сделать туристический рынок доступным для инвалидов.

– Насколько развит туризм для людей с ограниченными возможностями в России?

– Если говорить о России в целом, то, наверное, не развит совсем. Что-то сделано в Москве, что-то в Петербурге, в Казани, теперь в Сочи. Но обычно все ограничивается одним-двумя номерами для колясочников в некоторых гостиницах. Причем, как правило, это дорогие новые отели международных сетей. Очень мало специализированного транспорта. Не приспособлены многие туристические объекты, на которые мы хотели бы попасть. В их числе храмы и монастыри, которые очень востребованы людьми, страдающими различными недугами, что вполне объяснимо. Часто это старые здания, где трудно построить лифт или пандус. Но если, например, в музее есть лестница, то на нее достаточно поставить механический подъемник, например, для колясок – и он сразу станет доступным. Было бы желание и стремление решать эти проблемы.

Очень мало объектов, подготовленных для слепых и слабовидящих. Им нужны макеты, которые можно потрогать, чтобы понять, нужна возможность ориентироваться в пространстве, по которому они передвигаются, безопасное передвижение по улицам, в зданиях. Туристические автобусы для глухих могут быть оборудованы специальными экранами, чтобы люди видели переводчика-синхрониста, который повторяет слова экскурсовода. Информацию необходимо дублировать в письменном варианте везде.

Особых вложений все это не требует, надо просто об этом задуматься.

Евгения Кареева

https://www.ratanews.ru/

Схожие публикации

Оставить отзыв

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *