Победитель ННД

Блеск и нищета колясочника Валентина Грицука

Блеск и нищета колясочника Валентина ГрицукаДеревня Слуки – никакая не глубинка. Разместилась она, считай, рядом с Минском – всего в каких-то полтораста километрах. А от Мяделя, столицы Нарочанского края, вообще рукой подать. Около двадцати лет назад здесь появилось фермерское хозяйство. Как гласит решение Мядельского райисполкома №29 от 15.04.1991 г.: «Земля предоставлена Валентину Сидоровичу Грицуку  для ведения крестьянского хозяйства – в пожизненное наследуемое владение».

Как все начиналось

Читателю, возможно, будет интересно, кто же такой Валентин Грицук? И почему именно о нем мы хотим рассказать на страницах нашего еженедельника? Да, действительно, фермеров в Беларуси много, как сказал Валентин Сидорович, более двух тысяч человек. Но герой нашей публикации – единственный в этом нелегком деле. Но, обо всем по порядку.

Валентин Грицук, владелец фермерского хозяйства, создал его с нуля. Здесь, на этом месте, вообще ничего не было, кроме глухих болот. Только на лошади и можно было сюда подъехать.

Окончив Горьковскую сельхозакадемию, молодым специалистом приехал Валентин в Нарочанский край. На работу приняли в агросовхоз «Нарочь». И должность предложили ответственную – главного инженера. Работу свою юноша любил, деревенскую жизнь знал, поэтому люди увидели в нем толкового специалиста. Надо сказать, что любовь и уважение к крестьянскому труду были привиты у него с детства. Родился и рос парень на Брестчине, в Каменецком районе. В семье было 9 детей. Он был второй по счету. Поэтому, как старшему, обязанностей по дому и в огороде хватало. Никакой работы не боялся. Возможно, поэтому, когда в 90-е годы в стране начали зарождаться фермерские хозяйства, Валентин Грицук рискнул создать свое. Благо, знаний и опыта было не занимать. Да и молодость звала рискнуть.

– Я решил сделать свой вклад в это благородное дело, работать для людей, чтобы был виден результат моего труда, – рассказывал потом Валентин.

Этот небольшой хуторок среди леса приглянулся Валентину с первого взгляда. Кажется, ничего особенного – каких-то 20 соток, кругом одни болота. Но этот кусочек земли постоянно стоял перед глазами. Рискнул, купил. И решил потом создать здесь фермерское хозяйство. Это была первая земля, затем, постепенно, кусками, по 9-15 соток, добавлялись еще площади. Через некоторое время площадь фермерского хозяйства выросла до 64 гектаров.

О тяжелых временах становления своего бизнеса Валентин Сидорович вспоминает с улыбкой. Что скрывать – туго приходилось. Начинал с нуля, рассчитывать мог только на свои силы. Прочно стать на ноги помогли оптимизм и огромное трудолюбие. По необходимости нанимал людей. Но, в основном, все делал сам. Как он иногда шутил: «Я владею 90 специальностями: и тракторист, и комбайнёр, и шофер, и электрик, и настройщик, и крановщик, и рыбовод, и агроном, и семеновод, а еще директор и бухгалтер».

И вот на брошенных, по сути, землях, как по мановению палочки, появились высоковольтные столбы, трансформаторная подстанция, все необходимые коммуникации. А от шоссе, что связывало Мядель с остальным миром, на хутор повернула широкая гравейка.
И когда эти подготовительные работы были сделаны, Валентин решил выкопать 5 рыбных прудов. Повезло, что здесь работал проектный институт. Его специалисты и помогли Грицуку определить места под оборудование прудов.

Эта задумка сразу «убивала трех зайцев». Во-первых, убирались кусты, появилась возможность сравнять и оборудовать все поля – тогда здесь были сплошные горы. И, что самое главное, пустые земли удобрялись торфом и сапропелями – тем, что миллионы лет собирали здешние болота, все это богатство развозилось по полям. Земля получилась хорошо плодоносящей, потом она отблагодарила хозяину хорошим урожаем.

Пруды копали экскаватором, драглайнами. Эта работа длилась полтора года. Одновременно поставили водонапорную башню на 150 кубов воды. В подготовленные пруды залили воду и запустили малька – карпа, сазана, белого амура, толстолобика, а караси сами появились.

Каждый год радовала урожайность зерновых – ячменя, пшеницы, гречки, фацелии. Богато родили картофельные поля. Собранный урожай продавался. И вот за счет этих доходов Валентин Грицук строил свое хозяйство дальше. Так появилась птицефабрика на 41 тысячу голов кур-несушек. Зерновые, которые собирали с полей, полностью использовались для своей птицефабрики. Продавали яйцо, куриное мясо. За счет дохода от птицефабрики стали строить другие объекты. Так, при въезде в хозяйство появилось большое 3-х этажное здание. Здесь планировалось разместить цеха по переработке мяса и овощей. В подвальных помещениях была задумка выращивать шампиньоны и вешенки. Планировался также и розлив бутилированной воды (по 5 – 20 литров) из возведенной недавно водонапорной башни. По мнению специалистов, она обладала лечебными свойствами.

Прерванная песня

Да, замахнулся Валентин конкретно. Он был одержим идеей – создать в Беларуси одно из лучших фермерских хозяйств. По второму высшему образованию Валентин Сидорович – журналист. А еще он – доктор философии, доцент… Он живо интересовался всем, что было связано с сельским хозяйством.

Не единожды побывал за рубежом, присматривался, что понравилось, изучал до мельчайших подробностей и перенимал опыт.
В те годы он не думал о себе. Как какая копейка появлялась, сразу же покупал кирпичи, блоки, цемент, солярку. Одновременно в его хозяйстве работало 5 — 6 различных ПМК – делали объекты. Себе для жилья Валентин построил времянку, как он с юмором говорит, «генеральный штаб плюс канцелярия», из окна которой хорошо видны и въездная дорога, и теплицы, и птицефабрика, и пруды.

Многоцелевое здание
Многоцелевое здание

Постепенно в хозяйстве появлялись ангары для хранения сельхозмашин и другой техники. Возводились огромные мастерские, оборудовались оцинкованные зимние теплицы.

Основная идея его замысла – обеспечение местных здравниц экологически чистыми продуктами. Ведь его хозяйство находится в курортной зоне (до оз. Нарочь – 4,5 км). Здесь функционируют порядка 34 разных здравниц. Отдыхающим очень нужны овощи. Зачем за ними ехать в Минск, Пинск, Брест, если все можно закупать на месте? Здесь же и птицефабрика работает – яйцо, мясо – все местное. А излишки продукции – можно и на Минск отправить.

На площадке, за временным жилищем, шли работы по возведению многоцелевого здания. Первый этаж – жилой. Там планировали разместить столовую, спальни, комнаты разные. На втором этаже – конференц-залы для приема различных делегаций, работы семинаров. На третьем этаже разместится гостиница. А выше, где круглые окна и черепица – это не чердак, там будет ночное кафе-бар с музыкой, танцами, столиками напротив окон с видом на природу. Кстати, там и зимний сад есть, и плавательный бассейн внизу, сауна.
– Там, на крыше, даже вертолетная площадка оборудована, – с гордостью показывает на здание Валентин Сидорович. – Идею эту мне подсказали гостившие у меня представители зарубежной делегации. А что? Поставили усиленные колонны, плиты перекрыли, сделали ограждение и… посадили двухместный вертолет. Но это все ерунда. Вы попробуйте подняться на площадку – такая панорама откроется – загляденье! Все нарочанские озера видны! Бесподобно все смотрится!

Правда, сам Валентин Сидорович самостоятельно туда забраться уже несколько лет не может. Не может он пользоваться и любимым «Опелем-Сенатором», и многочисленными сельскохозяйственными машинами. В последнее время его транспортом стала инвалидная коляска. Бессрочно.

Фермер-колясочник Валентин Грицук
Фермер-колясочник
Валентин Грицук

– Почему стал инвалидом? Очень простой ответ, – не таясь, ответил Грицук. – Еще в те 90-е годы с разрешения МВД мне выдали боевое оружие – пистолет для личной охраны. И многие знали, что оружие у меня есть.

И уголовники, оказывается, узнали. Вот они и пришли с целью завладеть оружием, ограбить и, возможно, даже убить успешного фермера.

Постучались, обманным путем втерлись в доверие. Фермер жил один. Семья – супруга и двое детей – проживали в соседней деревне Нарочь. Внезапно напали, забрали оружие. И долго били кирзовыми сапогами – по позвоночнику, в область шеи, по голове… Потом врачи насчитают семь проломов черепа, были сломаны 4 ребра. Когда уходили, проверили пульс. К счастью, он не прощупывался. И его оставили умирать в луже крови. С сейфа похитили оружие и ушли.

Ночью его, умирающего, обнаружил наряд местной милиции – они иногда заезжали сюда проверить, все ли в порядке. Отвезли в больницу. Консилиум врачей определил – травмы, несовместимые с жизнью. Перевезли в Боровляны. Но, всем смертям назло, Валентин выжил, потихоньку стал выкарабкиваться.

Ему повезло. Здесь, на Мядельщине, практиковал целитель Николай Дмитриевич Озеров, светило международного уровня. К нему за помощью приезжали люди со всех концов света. И не только из Беларуси – из России, Германии, Латвии. Он очень помог Валентину подняться на ноги, не терять бодрости духа.

– Помогает мне Николай Дмитриевич и по сей день, – делится Валентин. – Много знаменитых людей сюда приезжало. И те, кто связан с космосом, сказали мне, что была сверху такая команда: этому человеку надо жить, нельзя ему на тот свет уходить, потому что он много сделал для людей, но еще многое может сделать… Впоследствии, на территории фермерского хозяйства, Николай Озеров построил Храм здоровья. Я стараюсь ему помочь как-то, и он старается для меня, помогает, если нужно подвезти куда-то, или лекарство какое. Если бы не он, не знаю, каким бы я был сейчас.

А что же сам Валентин Сидорович? И сегодня от него так и веет мощной энергетикой. Он по-прежнему одержим идеей возродить былую славу своего фермерского хозяйства. Неиссякаемой энергии его не мешает справка о первой группе инвалидности. Мешают налоговики и другие чиновники районного масштаба, в мировоззрение которых никак не вписывается такой фермер-инвалид.

– Я скажу прямо, – откровенничает Валентин Сидорович. – Дело в том, что это фермерское хозяйство, что я создал, – как лакомый кусочек. Много кого оно интересует. Хотели обманным путем его взять и отобрать, приехать на готовенькое. В прошлом году в нашей районной налоговой инспекции попросили меня подписать бумагу, что якобы я не занимался предпринимательской деятельностью. Я подумал, что под этим подразумевается так называемое «купи-продай» – те, кто на базаре что-то продают. А у меня ведь производство. Я сажаю огурцы, помидоры, картошку, зерновые сею. И я взял, черканул свою подпись. А они, воспользовавшись этим, прислали документ «О ликвидации фермерского хозяйства». А как? Я ведь всю душу сюда вложил. Я землю эту с нуля создал, «родил» эту землю. Земли этой не существовало. Раньше заяц и тот обегал эту землю – одни болота.

– И как вышли с этого положения?

– После того, как принесли документы о ликвидации хозяйства, налетели, как грачи. Пошла ликвидация счета и т.д. Я куда? В Верховный суд. Отказали, вернули в наш районный суд. А там все свои – все отменили. Пошел к Генеральному прокурору. Письмо опять вернулось к нашему прокурору. Куда я только не писал письма – и премьер-министру Семашко, только в Минский облисполком шесть писем послал. Ни одно не дошло. На местном уровне застревали, попадали к местным клеркам, которые писали мне отписки. Отказ, отказ, отказ… Хоть головой об стенку бейся. Ничего не получалось.

И это длилось почти год. Инвалиду 1-ой группы так сорвали нервы, возбудили их до предела, не разобравшись по сути: где живет – в тепле или без удобств, ест он или ходит голодный, почему он борется из последних сил за этот кусочек земли?! Давление было сумасшедшее. Вот такая шла «поддержка» от местной власти. Потом приехал помощник президента Иванченко Николай Михайлович. Посмотрел все хозяйство, был удивлен увиденным и порекомендовал чиновникам из райисполкома дать Валентину Грицуку еще два года времени для поднятия хозяйства. Но опять на месте схимичили – дали всего год. А попробуй за год тут все возобновить.
Пытались местные органы придавить его другим путем.

– Надо было за год уплатить налог на землю – 400 тысяч белорусских рублей. Так они что-то там пересчитали и выставили мне сумму в 8,5 миллиона. Это ж никакой моей пенсии по инвалидности не хватит! Такая подковырка снизу была сделана, чтобы психологически меня сломать, – сетует Валентин Сидорович. – Ведь это курорт, Нарочь. А у меня – готовое хозяйство. Коммуникации готовые, дорога, электрификация проведена, трансформаторная подстанция, рыбные пруды есть готовые, зарыблены рыбой. Лес, природа замечательная – отдыхай – не хочу. Агротуризм, сельский туризм – все, что хочешь делай. На готовой базе. Придавите только немножко Грицука и обманите его каким-то образом.

И тут фермер не утерпел. Попросился на прием к губернатору столичной области Борису Батуре, который проводил выездной прием граждан в Вилейке. Валентин Сидорович рассказал ему о своей проблеме, о том, что вложил в дело жизни – фермерство – всю душу: разводил рыбу, занимался пчеловодством, начал строить теплицы и птицефабрику. Потом заболел и получил инвалидность. Год лечился и приостановил предпринимательскую деятельность. А местные власти решили отобрать землю – дескать, не используется. Что сейчас он нашел инвестора, готового вкладывать сюда миллионы. Выслушав все стороны, Борис Батура отменил решение местного исполкома.

Цепляясь за жизнь

Валентин Сидорович себя не считает инвалидом. Просто он ограничен в движении.

Любуясь девственной природой возле дома Грицука, я заметила, как из земли, цепляясь за ветви, тянет свои ростки к небу молодой виноград. Также, цепляясь за жизнь, продолжает бороться за свою мечту и Валентин Грицук. Разве в какой-то другой стране мира инвалидность стала бы препятствием для этого?! А здесь он пересел в инвалидную коляску, и ему как бы на самом деле отрезали ноги.

– Жизнь каждый день испытывает меня на прочность. Но пока сдаваться не собираюсь, – уверенно говорит мой собеседник. И показывает фотографии, запечатлевшие ту, благополучную жизнь до страшной трагедии. Потому что теперь эта красота плохо просматривается из-за зарослей кустарника.

– Вот осенью, когда картошку уберем, начнем убирать всю территорию, вырезать кусты, облагораживать, – торопясь, словно боясь, что его не дослушают, перечисляет фермер. – Вот это птицефабрика, которую я построил. Новенькое здание, автоматика, шахты кругом, вентиляция. Смотрите, как внутри все устроено – трехъярусные батареи, микроклимат. На сегодня все подготовлено к работе. Там дальше – вторая птицефабрика, бройлерная. Можно не только бройлеров, можно любое производство запускать. Дальше. Вот это рыбный пруд-питомник для выращивания малька. Видите, шлюзы есть, можно воду спустить. А вода запускается чистая, с артезианской скважины. Глубина водоема – 5 метров. Вот беседка, где можно отдохнуть, порыбачить. Там ангары большие. Они уже накрыты профнастилом. Вот здесь теплицы. Они считаются зимними — накрываются стеклом. Там пробурены скважины, столбики установлены и плодородный грунт завезен.

– А отапливаться чем будут?

– Поставим булерьяны – это такая интересная конструкция печи, отапливается дровами. Одну закладку дров кладешь, и она где-то 12 часов горит. Будем выращивать огурцы, помидоры, перец, в других – цветы для отдыхающих на курортах Нарочи.

С весны он планирует половину полей засеять ранней картошкой. Для нужд курортников. Мечтает помогать местному отделению круглосуточного пребывания молодых инвалидов, организовать трудотерапию для молодых инвалидов при местном территориальном центре социального обслуживания населения. Почему бы и не заняться таким полезным делом? А может, ему помогут открыть здесь реабилитационный центр для инвалидов-колясочников, как он сам? Вот только бы местные власти повернулись к нему лицом, подсобили немножко. К тому же в Мядельском районе, на Нарочи, не развита инфраструктура для отдыха. Люди приезжают сюда отдыхать из разных стран, везут с собой карманы денег, но их негде потратить. Мне жаловались знакомые россияне – один ресторан на все побережье. Чтобы попасть туда, надо записываться за неделю вперед. А у него, у Грицука, все готовое. Ему ведь не деньги нужны, ему надо воплотить в жизнь свои мечты. Он же сам – бессребреник. Хочет человек развивать хозяйство – так помогите ему, – найти инвесторов, да просто хотя бы не ставьте палки в колеса!

Жена – не декабристка

Я не рассказала еще о быте Валентина Сидоровича. Живет он один, супруга, хотя они и не в разводе, наотрез отказалась проживать на хуторе, не поверила в задумки мужа, сюда почти не приезжает.

– Возможно, она пренебрегает тем, что вы стали инвалидом?

– И такое есть немного. Была бы хорошая жена, было бы нормально все. А так вот видите: сын и дочка проживают в Минске, наведываются тоже редко. И зять тоже.

Трудно ему без спутницы жизни.

– Но пока не встретилась такая, – признался мужчина, – чтоб здесь захотела остаться. Здесь же не надо быть рабыней Изаурой. Надо только поруководить. Если я где не дошел, чтобы она сходила. Или съездила в банк, документы отвезла, чтобы доверять можно было ей. Но пока не находится такая.

Продукты Валентина Сидорович закупает в автолавке, которая заезжает к нему раз в неделю. Воду берет из колодца, парится в бане, что построена рядом. Сам топит печку. Дрова помогают заготавливать друзья и просто приезжие посетители. Он полностью рассчитался со всеми кредитами, абсолютно никому ничего не должен.

– Вы знаете: встаешь рано утром, смотришь – перед тобой простираются поля, природа дивной красоты – и сразу появляется такая энергия, хочется что-то делать, создавать, чтобы все работало! И силы откуда-то появляются.

Вот так и живет Валентин Грицук, единственный в Беларуси фермер-инвалид-колясочник, мечтающий возродить былую славу своего хозяйства. Весной к нему прилетают аисты, гнездятся прямо на крыше времянки. А осенью прощаются с ним, чтобы в будущем году с высоты полета увидеть уже обновленное крестьянское хозяйство.

Лилия ЗИЗИКО
Фото Андрея ЯНКОВИЧА
Минск – Мядель

https://www.wmeste.by/

Схожие публикации

Оставить отзыв

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *