Победитель ННД

Пандус против равнодушия

Пандус против равнодушияЗаседание Республиканского межведомственного совета по проблемам инвалидов началось, пожалуй, с самого острого и волнующего вопроса — создания безбарьерной среды для людей с ограниченными возможностями. О проблеме говорится давно и много, перед различными структурами ставятся задачи, составляются планы, а дело еле–еле сдвигается с мертвой точки. А порой и вовсе превращается в настоящий фарс, как в Горках, где новый пандус для «колясочников» уперся... в стену. Неужели мы такие толстокожие?! Никто ведь не застрахован от несчастного случая, от инвалидности. Да и денег больших не требуется, чтобы построить удобные пандусы, практичные пешеходные дорожки, разобраться с высотой бордюрных камней... «Надо исполнять все, что положено, и совесть иметь!» Эта мысль стала лейтмотивом всего собрания.  Еще раз прозвучало требование: при приемке всех строительных объектов строго следить за выполнением условий по созданию безбарьерной среды! И общественные организации инвалидов должны принимать в этом активное участие. Их голос обязаны слышать, а мнение — учитывать. Необходимая законодательная база для этого есть, подчеркнула министр труда и социальной защиты Марианна Щеткина.

С 1 января 2013 года вступает в силу новая редакция закона о социальном обслуживании, где расширяются возможности по оказанию помощи нуждающимся в социальном патронате, возникает понятие государственного социального заказа. Сейчас в органах по труду, занятости и социальной защите состоит на учете около 520 тысяч человек с той или иной степенью инвалидности. За последнее время их число несколько увеличилось, ведь врачи теперь спасают жизнь тем, кто еще несколько десятков лет назад был бы обречен. Как следствие — инвалидность. Заметный ее прирост дает Минск — в первую очередь за счет сердечно–сосудистых заболеваний: к сожалению, сказывается ритм большого города. Последние годы обнажили еще одну проблему — семей, чьи дети–инвалиды имеют интеллектуальные ограничения. Как сложится их судьба, после того как состарятся и уйдут из жизни родители? Над этим очень болезненным вопросом сейчас думают и общественные организации, и чиновники.

Сегодня в нашей относительно небольшой стране успешно действуют не только крупные медико–реабилитационные центры, но и 324 отделения медицинской реабилитации, максимально приближенные к пациентам глубинки. Все это звенья целой системы, предусматривающей полный реабилитационный цикл. Подобной схемы и практики пока нет у наших соседей, поэтому в Беларусь едут на реабилитацию из Эстонии, Латвии, Украины, Саудовской Аравии и даже Израиля, славящегося своей передовой медициной. Но и здесь, говорят эксперты, требуется постоянная модернизация, тем более что на второе место после сердечно–сосудистых заболеваний выходит реабилитация онкобольных, число которых тоже растет во всем мире. Реабилитация — дело хлопотное, но и выгодное для государства и экономики, поскольку позволяет вовлечь в посильный трудовой процесс огромное количество наших сограждан, подчеркивает председатель межведомственного совета, заместитель Премьер-министра Анатолий Тозик. Минтруда и соцзащиты, в свою очередь, готово помочь с трудоустройством людей с ограниченными возможностями не только на предприятиях, ориентированных на инвалидов, но и на самых обычных — было бы у самих инвалидов желание. А готовить специалистов можно дистанционно, в том числе с использованием современных компьютерных технологий, над чем сейчас активно работает Министерство образования. Инвалидность — не приговор, если сам человек силен духом и не остается один на один со своими проблемами.

 

Послужи ближнему своему

КАК ПРИВЛЕЧЬ негосударственные организации в социальную сферу? Этот вопрос стал ключевым для обсуждения на экспертно-медийном семинаре в Минске, состоявшемся при поддержке Постоянного комитета Союзного государства с участием специалистов министерств труда и соцзащиты России и Беларуси, ученых и представителей общественных объединений.

Летом в Беларуси в новой редакции принят закон о социальном обслуживании. В нем появилось понятие государственного социального заказа как механизма привлечения в "социалку" общественных организаций и даже иностранных инвестиций. Цель непростая - сократить расходы при одновременном повышении качества услуг. Сегодня в Беларуси на учете в центрах социального обслуживания состоят 1,6 млн. жителей, находящихся в трудной жизненной ситуации.

Старики, инвалиды, малообеспеченные семьи. Население стареет и требует все больше внимания и заботы от социальных служб.

Модернизацией социальной помощи активно занимается и Министерство труда и социальной защиты России. С 20 ноября идет общественное обсуждение проекта нового федерального закона. Его цели те же - обобщить все лучшее и сократить нагрузку на бюджет. Развивать государственно-частное партнерство россияне начали раньше белорусов. Есть некоторый опыт. Например, частные компании предложили внедрение тревожной кнопки. По словам Ирины Ерасовой, начальника отдела организации соцобслуживания населения Минтруда России, услуга активно развивается в Москве. В экстренной ситуации пожилой или тяжелобольной человек может подать сигнал о помощи по мобильному телефону или посредством стационарного устройства в помещении, где он находится. В Санкт-Петербурге некоммерческие организации взялись за предоставление сиделок для лежачих ветеранов и инвалидов ВОВ.

Однако в целом вывод российских коллег однозначен: государство в социальной сфере - вне конкуренции. Потому что только государство может вспахать огород за 30 российских рублей или сделать маникюр за 35 рублей, а частник - нет. Вот что сказала об этом Марина Липатова, зампредседателя комитета социальной защиты населения Новгородской области:

- У нас в социальной сфере нет ни одного частного предприятия. Было одно, пыталось оказывать социальные услуги на дому. Работая на принципах самоокупаемости, разорились в течение года.

Хотя в целом коммерциализация "социалки" идет. Все больше появляется частных домов престарелых, но стоимость их услуг вряд ли всем подойдет - от 30 тысяч российских рублей в месяц, что в эквиваленте практически тысяча долларов. Но точно такие же платные услуги оказывают нынче и государственные дома-интернаты - в Новгородской области они расположены в живописных местах, где в XIX веке стояли графские и княжеские усадьбы. По словам Марины Липатовой, только новгородский дом ветеранов за 9 месяцев 2012 года заработал миллион российских рублей чистой прибыли на платных услугах. Чтобы уехать в отпуск и не беспокоиться о престарелых родителях, их сюда привозят дети из Москвы или Санкт-Петербурга. За дополнительные деньги пожилым людям оказывают повышенное внимание, но средства эти идут на улучшение качества обслуживания всех постояльцев.

Так что польза тут общая. И если в 2009 году, когда социальные службы России начинали оказывать допуслуги, полученная таким образом прибыль составила 200 тысяч рублей, то нынче это уже 11 миллионов рублей только за 9 месяцев года. Причем все больший вклад вносят не только стационарные дома-интернаты - активно зарабатывать научились центры социальных услуг.

- Мобильные бригады возят по деревням моющие средства, бытовую химию,- делится опытом Марина Липатова. - В одном центре соцобслуживания пекут пирожки. Столовые домов-интернатов разводят на дом обеды ветеранам, открывают торговые точки для дачников и местных жителей, составляя конкуренцию автолавкам потребкооперации. Санатории готовы предоставлять физиотерапевтические услуги и массаж на дому. На копеечках зарабатывают миллионы.

Это стало возможным, когда в России социальным учреждениям разрешили заниматься коммерческой деятельностью. То есть дома-интернаты, имевшие хорошую материальную базу, объявили автономными. Новый статус позволял им все, что они смогут заработать помимо традиционной бюджетной субсидии на содержание, направлять на собственное развитие. Дополнительная прибыль идет на ремонт заданий, закупку оборудования для реабилитации и оказание новых услуг. Кроме того, коэффициент совместительства работников вырос до 1,7. Это говорит о чем: люди готовы работать больше, если им за это хорошо заплатят. Что в точности соответствует новым российским тенденциям в социальной сфере. Президентом страны поставлена задача поднять уровень оплаты труда социальных работников до среднего по экономике региона, чтобы сохранить профессиональные кадры.

Опыт Новгородской социальной службы России очень впечатлил первого замминистра труда и социальной защиты Беларуси Петра Грушника. Белорусские территориальные центры еще не научились так зарабатывать. Более того, они не могут себе позволить даже элементарный бизнес. Например, продать поделки, которые создают инвалиды, пенсионеры в центрах дневного пребывания и кружках. Это живопись, резьба по дереву, самые разные виды вышивки, гончарные изделия. Работы подопечных социальных служб можно увидеть только на ярмарках или благотворительных мероприятиях. Но они вполне могли бы составить достойную конкуренцию сувенирам из Юго-Восточной Азии, которые массово ввозятся в страну, особенно в преддверии новогодних праздников. Не могут обосновать цены на эти незатейливые сувениры. Хотя самое лучшее обоснование цены статуэтки, сувенира, картины, куклы, созданных заботливыми руками старушки или инвалида в каком-нибудь центре социальной помощи в провинциальном городе, то, что она сделает счастливым чьего-то малыша, любимую, маму в Минске, Витебске или Гродно...
Обменявшись опытом, российские и белорусские работники социальных служб договорились чаще встречаться и проводить реформы синхронно. Как и подобает союзникам.

«Беларусь Сегодня»

Схожие публикации

Оставить отзыв

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *