Победитель ННД

Екатерина Просвиркина — Как я избавилась от ДЦП

Екатерина Просвиркина - Как я избавилась от ДЦПЕкатерина Просвиркина родилась в городе Зее Амурской области. Это небольшой таежный город, приравненный к территориям Крайнего Севера. Катины родители нашли способ не только поднять ее на ноги, но и почти полностью избавить от последствий родовой травмы в виде ДЦП.

Добрый день! Меня зовут Катя и я тоже родилась с ДЦП. Маме должны были делать кесарево, но не стали, а когда через 11 часов я все-таки не хотела появляться на свет, начали кесарить.

Что произошло потом, точно не известно. Но мама до сих пор с дрожью в голосе рассказывает как наливалась кровью моя голова, как делали пункцию и как пытались сбить огромную температуру.

После всех этих проблем выписали меня с утверждением "Здорова". Ежемесячно вместо 500 граммов веса я набирала по 50 граммов, много плакала, плохо спала. Врачи продолжали говорить: "Здорова", - и ставить в карточке прибавление веса 500 граммов, как положено. Только на странице с пятым месяцем обследования значился недобор в 2,5 кг.

Сразу обмолвлюсь, мои родители были здоровы, не принимали наркотиков, не пили, занимались спортом, по животу не били и т.д. То есть объективно причин моего заболевания не было.

Диагноз ДЦП мне поставили только в полтора года, "обрадовав" маму неутешительным заявлением. Ранее здоровый, по мнению врачей, ребенок внезапно стал "дауном" и парализованным.

Екатерина Просвиркина - Как я избавилась от ДЦП
Екатерина Просвиркина - Как я избавилась от ДЦП

Не могу представить, что должна была испытать моя мама, когда услышала эти слова. Но с тех пор они с папой тратили все усилия на то, чтобы справиться с моей болезнью. Массажи, иглоукалывания, походы по врачам, гимнастика... Все это понемногу позволяло мне развиваться, бороться с проявлениями болезни и догонять своих сверстников.

Если смотреть мои фотографии тех лет, мало кто заметит отличия от обычных, здоровых ребят. Внешних проявлений болезни у меня действительно было мало: я хромала, одна рука не разгибалась в локте, плохо двигались пальчики, было легкое косоглазие. Но самая большая проблема была внутри моей головы: я плохо спала, ночами снились кошмары, была плаксивой и нервной, плохо общалась со сверстниками.

Скоро мы переехали в город поменьше. Сильного отставания в умственном развитии не было, в чем-то даже наоборот. Я заучивала сказки наизусть, пела песни, нарушений речи практически не было (разве что несколько букв давались с трудом). Постоянная работа родителей давала свои плоды.

Однако, как это часто бывает, диагноз есть диагноз. В школу меня брать отказывались, а когда взяли, не разрешали ходить в общую группу по физкультуре. Мы жили в маленьком городе, и для меня это означало, что никакой нормальной спецгруппы ждать не придется. Поэтому мама убедила взять меня в общую группу, но с ограничением по нагрузкам. И не ошиблась.

В восемь лет я начала заниматься танцами. К тому моменту я уже прошла достаточно длинный курс аминокислотного лечения, которое в совокупности с гимнастикой и занятиями физкультурой в школе дало сильный толчок в развитии.

Потом, в подростковом периоде, я увлеклась бегом. Строгий режим приема лекарств, регулярные тренировки с мамой и очень сильное желание побеждать и доказать другим, что я тоже могу, даже помогли выиграть городской марафон и стать одним из лучших бегунов школы.

К слову сказать, практически все нормативы по физкультуре я перевыполняла (и речь не о нормативах для спецгруппы). Неплохо для того, кто должен был попасть в инвалидное кресло...

После школы я поступила в институт. Сама, бесплатно, без поблажек. Я просто хорошо сдала все экзамены. На втором курсе стала заниматься парными танцами и втянулась. На танцах встретила своего любимого человека. Сейчас я работаю на руководящей должности в крупной компании, помимо этого танцую и преподаю танцы. И это не предел.

Репетиция в танцевальной студии
Репетиция в танцевальной студии

Я нашла отличного мануального терапевта, который помогает мне справляться с головными болями (они начались в возрасте 12 лет) и проблемами со спиной (они у меня с 14 лет). Также я пью витамины, делаю разминки и периодически езжу на море.

Сейчас я в состоянии поддерживать и обслуживать себя сама. Да, бывают травмы. Да, занятия танцами даются мне тяжелее, чем другим. Но это неважно.

Важно, что я обязана стараться, чтобы оправдать старания моих родителей. Я должна как-то отплатить им за возможность жить полноценной жизнью, которую они мне выстрадали.

К чему я это пишу? У меня нет желания похвастаться, совсем нет.
Хотелось бы обратить внимание влиятельных людей на проблему больных ДЦП детей. За всю мою жизнь ни один "государственный врач" не помог мне сдвинуть мою болезнь с мертвой точки. Все, чего мы достигли, сделано силами врачей в частных клиниках, силой характера моих родителей. Что уж говорить о причинах моей болезни, слишком много подтвержденных случаев ДЦП, вызванного халатностью врачей...

А ведь это проблема мотивации людей, системы работы, которая губит изначально сильные, хорошие умы, искажает представление врачей о целях их работы и делает их жесткими и безразличными к чужим проблемам.

Я никого не обвиняю и не хочу обвинять. Моя болезнь обернулась для меня благом и сделала меня тем, кем я стала. Но каких усилий это стоило моим родителям? Вот о чем я жалею.

Хотелось бы обратиться к мамочкам. Никогда не останавливайтесь в борьбе за полноценную жизнь своих детей! Все решаемо, и пока ребенок маленький, только в ваших руках его дальнейшая судьба!

Автор: Екатерина Просвиркина, Хабаровск.

https://neinvalid.ru/biografii/kak-ya-izbavilas-ot-dcp/

Схожие публикации

Оставить отзыв

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *