Победитель ННД

Чем окончится судебная тяжба колясочника с аэропортом?

Дело о шагающей коляске. Чем окончится судебная тяжба колясочника с аэропортом?Спор Евгения Шевко с Национальным аэропортом «Минск» выходит за рамки конфликта между индивидуумом и организацией. Он о праве человека в коляске быть социально активным и всегда рассчитывать на уважение собственного достоинства.

Минувшей весной общественная организация из Эстонии пригласила Евгения Шевко на семинар, и мой собеседник решил лететь самолетом. Так началась история, продолжение которой сейчас дописывается в зале суда Октябрьского района Минска.

Евгений Шевко требует компенсировать нанесенный ему в аэропорту моральный ущерб и решением суда запретить сотрудникам использовать для перемещения инвалидов угрожающее их безопасности кресло-стульчик.

 «Ступеньки и бордюры не станут для вас неожиданностью»

Вообще-то отношения колясочников с Национальным аэропортом «Минск» можно назвать партнерскими.

Стандарт качества обслуживания пассажиров с ограниченной мобильностью (PRM – Persons with Reduced Mobility)
Стандарт качества обслуживания пассажиров с ограниченной мобильностью
(PRM – Persons with Reduced Mobility)

В 2011 году Республиканская ассоциация инвалидов-колясочников (РАИК), которую возглавляет Евгений Шевко, даже провела в Национальном аэропорту серию обучающих семинаров. 77 сотрудников «Минска» побывали на тренингах, в ходе которых учились сопровождать колясочников в стенах аэропорта, у трапа и в салоне самолета.

Участники РАИК добровольно предоставляли себя вместе с колясками для отработки необходимых персоналу навыков. Затем активисты из ассоциации колясочников перевели и помогли адаптировать к белорусским условиям стандарт качества обслуживания пассажиров с ограниченной мобильностью (PRM – Persons with Reduced Mobility).

Стандарт был подписан руководством аэропорта, колясочники и администрация остались довольны друг другом, пресса поспешила сообщить о переходе белорусских авиауслуг на международный уровень. Это было в декабре 2012 года.

Евгений Шевко помнит положения стандарта качества наизусть. Поэтому в апреле 2013 он в точности выполнил свои обязательства: неоднократно и заблаговременно сообщил представителям аэропорта, что является инвалидом 1 группы. И по этой причине нуждается в помощи – специально предназначенной для перемещения инвалидов коляске и сопровождении.

Соответствующие нормам безопасности кресла-каталки «S-max» у аэропорта есть, именно на них отрабатывали навыки участники проведенных РАИК семинаров. Информация об этом чудесном средстве передвижения даже выложена на сайте Национального аэропорта, в разделе «Пассажирам с ограниченными возможностями»:

«Кресло-каталка авиационная S-max (производство Англия). Ступеньки, бордюры и прочие пороги и препятствия для Вас не станут неожиданностью и не испортят Ваше путешествие. С помощью данной каталки облегчается подъем и спуск пассажира по лестнице и трапу”.

 «Слушайте вашу любимую песню «Валенки»

Евгений не скрывает, что боялся упасть
Евгений не скрывает, что боялся упасть

Но вместо английской коляски Евгению предоставили кресло-стульчик – с оборванным ремнем безопасности, без подлокотников, с высокой подножкой и твердым сиденьем.

Для колясочника с многолетним стажем жесткое сиденье может обернуться обострением заболевания. А сидеть, подняв из-за высокой подножки колени до ушей, взрослому человеку неудобно и унизительно. Но дело даже не в этом.

– Шел дождь, трап был скользкий, – рассказывает Евгений. – Меня никак не зафиксировали, никто не держал. Когда стали поднимать по трапу, ноги оказались выше головы. Случайная помеха под колесом или непроизвольное сокращение мышц, которое часто случается у колясочников, и я упал бы с трапа на бетон.

Колясочнику такое падение не сулит ничего хорошего: годы без движения не добавляют костям прочности, а телу гибкости.

– Я просил предоставить мне нормальную коляску, требовал соблюдения стандарта качества, обещал, что подам в суд, – говорит Евгений. – По моему настоянию количество сопровождающих увеличили с двух до четырех человек. Больше я ничего не добился.

У сотрудников аэропорта было время и возможность сгладить конфликт: они знали, что 4 мая Евгений будет возвращаться из Эстонии.

Но в этот день моего собеседника ждало на летном поле все то же злополучное кресло в форме стульчика.

Почему-то вспомнился бородатый анекдот про хлебороба, который пожелал послушать в эфире песню «Yesterday», но получил навязшие в зубах «Валенки».

«Просто у нас маленькие самолеты с высокими ступеньками»

ОО «РАИК» добился, что на белорусских заправках появились такие плакаты
ОО «РАИК» добился, что на белорусских заправках появились такие плакаты

Представитель аэропорта все претензии колясочника отвергает. По его словам, источник недоразумений определен типом воздушного судна, которое совершало рейс в Эстонию и обратно. Это небольшой пассажирский самолет со встроенным трапом. И на встроенном трапе достаточно высокие ступеньки.

– Авиационное кресло «S-max» является шагающей коляской: при включении электропривода выдвигается рычажок, при помощи которого коляска сама поднимается по ступенькам трапа. И в технической документации есть требование: высота ступеней трапа при этом не должна превышать 25,5 см. А на данном воздушном судне они выше.

Действительно, какие могут быть претензии? Просто Евгению не повезло с пропорциями. Он стал колясочником в небольшой стране, где летают маленькие самолеты с высокими ступеньками...

Правда, есть еще один вопрос о размерах: почему многим из нас так нравится быть маленькими людьми? Не берущими на себя труд понять чувства другого человека и творчески отнестись к букве инструкции. Унижающими чужое достоинство только потому, что об уважении к этой эфемерной субстанции не пишут в технической документации.

– Ну вот просит человек пристегнуть его, говорит о своих опасениях – неужели нельзя было как-то выйти из положения? – спросила в ходе заседания судья.

– А почему сотрудники аэропорта не отключили электропривод шагающей коляски и не вкатили ее по трапу вручную – так, как мы учили вас на семинарах? – поинтересовался Евгений.

На оба вопроса представитель аэропорта затруднился ответить.

Технические аргументы участников тяжбы еще будут изучаться и подтверждаться документами. Обе стороны желают знать точную – до миллиметров – высоту ступенек самолета, и прописанные производителем возможности шагающей коляски.

Только в этих ли деталях дело?

«Мы пытаемся изменить мир»

Парковочная карта может выглядеть вот так. Дизайн - Евгения Шевко
Парковочная карта может выглядеть вот так. Дизайн - Евгения Шевко

– Можно ли выразить – в денежных суммах или человеко-часах – затраты РАИК на проведение бесполезных в вашем случае обучающих семинаров? – спросила я после заседания.

– Члены РАИК выполняют свой долг, поэтому мы не оцениваем свою работу, – объяснил Евгений.

«Долги» у инвалидов 1 группы появились по собственному желанию. Просто участники ассоциации осознают, что мир пока не слишком дружелюбен по отношению к человеку в коляске, но в их силах многое изменить.

– Мы разработали свой тренинг не только для аэропорта: обучаем всех специалистов, которые по долгу службы должны уметь обращаться с инвалидами, но почему-то не умеют этого делать, – рассказывает Евгений. – Например, социальное такси: его сотрудники часто не знают, как помочь колясочнику, если он упал. Работники отделений дневного пребывания, центров коррекционно-развивающего обучения и реабилитации тоже не обладают достаточными навыками. Я уже не говорю о транспортных компаниях, учреждениях образования и культуры.

Обучение – лишь малая часть усилий белорусских колясочников по преодолению высоких ступеней и глухих стенок.

– В Беларуси около 19 тысяч колясочников, но только один из десяти может выходить из дома самостоятельно, – объясняет Евгений. – Подъемники, которые устанавливались в подъездах до недавних пор, очень дороги, поэтому их мало. Наши колясочники самостоятельно разработали модель подъемника, который в 30 с лишним раз дешевле аналогов, запатентовали и заказали белорусским предприятиям изготовление деталей. Шесть таких механизмов уже работают на своих хозяев. А на сайте РАИК скоро начнется сбор средств в пользу тех, кто остро нуждается в такой помощи.

Вне стен своей квартиры человек в коляске тоже должен чувствовать себя комфортно и уверенно. Колясочникам уже удалось добиться права без очереди проходить таможенный контроль и установить на заправках «Белнефтехима» плакаты с телефоном дежурных, которые помогают водителям-инвалидам заправиться. Совместно с ассоциацией байкеров готовится еще одна акция, призванная помочь придорожному сервису повернуться лицом к человеку в коляске. В дорожных кафе появятся плакаты с дежурным телефоном и возможность доставки заказов в машину. Белорусские программисты обещают оформить карту безбарьерного придорожного сервиса в виде приложения для мобильных телефонов.

Евгений Шевко - Человек в коляске может быть активным и самодостаточным
Евгений Шевко - Человек в коляске может быть активным и самодостаточным

– Одновременно двигаем идею парковочных талонов для инвалидов, – продолжает Евгений. – До сих пор правом парковаться на специально отведенных для инвалидов местах пользуются водители автомобилей с соответствующим знаком, – объясняет Евгений. – Но некоторые водители не желают видеть знак «Инвалид за рулем» на своей машине, и это их право. А колясочники, у которых нет автомобилей, порой ездят в качестве пассажиров, и должны иметь возможность остановиться на удобном парковочном месте. Значит, нужны парковочные карточки, которые будут выдаваться человеку с инвалидностью, независимо от того, есть ли у него автомобиль...

Все эти шаги направлены на одно – чтобы человек в коляске мог оставаться активным, социальным и самодостаточным. Опыт Евгения говорит, что это возможно: мой собеседник стал первым в Беларуси инвалидом-шейником, который получил водительские права. Оказавшись в коляске, он окончил университет, возглавил самую крупную в Беларуси общественную организацию колясочников, продолжает заниматься сразу несколькими видами спорта.

Осталось преодолеть высокие ступеньки маленького самолета из Национального аэропорта «Минск».

Ирина Дергач

https://neinvalid.ru/

P.S.

Дополнение от админа https://nnd.name/

Как происходит посадка на борт авиалайнера при аналогичной ситуации в Финляндии

Сорок минут на автобусе - и мы в аэропорту. К слову, здесь из тебя не делают особенную личность и очереди все ты должен отстоять наравне с обычными людьми :) Т.к. каждое движение было для меня новым взрывом боли, мы решили воспользоваться предлагаемой узкой коляской. Мол, так, возможно, будет менее травматично для меня, нежели подниматься по трапу. И совсем не пожалели! Двое бравых финских парней взяли меня под рученьки-ноженьки и аккуратно переместили на узкую коляску, оборудованную по последнему слову техники - подлокотники, подголовник и целых три ремня безопасности. Этими ремнями они зафиксировали мне сначала ноги, а после и всё тело крест на крест. Так, что даже при большом желании я не смогла бы никуда сбежать :) У этой чудо-коляски помимо, собственно, колес, оказались специальные откидывающиеся ручки спереди и сзади, за которые и взялись сопровождающие, поднимая меня по трапу. После этого меня с ветерком прокатили по самолету и со всей осторожностью пересадили на указанное мной место. Шик, блеск, красота! :)

Лана Ткаченко

Схожие публикации

Оставить отзыв

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *