Победитель ННД

Афанасий Лаптев — Мы не герои

Афанасий Лаптев - Мы не героиАфанасий Лаптев известен в Якутске как создатель общественной организации «Движение без барьеров» и член совета по делам инвалидов при президенте республики. Все детство и юность он занимался вольной борьбой в школе, в армии и после нее, имеет чемпионские титулы, но по воле обстоятельств получил тяжелую травму и оказался в инвалидном кресле. И все же Лаптев - борец по жизни, не жалующийся на свою жизнь и с ясной гражданской позицией. Он активно занимается общественной деятельностью, продвигая на всех уровнях принципы безбарьерной среды. Равные возможности для всех – его цель и мечта.

Как ломаются люди в 21 год 

«НВ»: Афанасий, расскажите о себе нашим читателям.

А.Л.: Я родился в 1979 году в поселке Батагай Верхоянского района. После окончания школы отслужил в сухопутных войсках в Чите оператором-наводчиком БМП-3. После возвращения окончил ПТУ по специальности «мастер сельхозпроизводства», работал. Потом произошел несчастный случай, в результате которого мне ампутировали обе ноги. В итоге я оказался в инвалидном кресле. Мне исполнился тогда 21 год. Пока был на лечении в Якутске, мой дом в Верхоянье сгорел, при пожаре погиб отец. Меня определили в дом-интернат для инвалидов.

Я подумал тогда, что жизнь закончилась. Замкнулся в себе и стал агрессивным. Мне казалось, что я один такой молодой инвалид. Психологически было тяжело. Пил, что уж скрывать. Долгие годы ничем не занимался. Так люди обычно и ломаются.

«НВ»: Как вы пережили этот период жизни?

А.Л.: В 2009 году поступил в медико-реабилитационный лицей для инвалидов. Там я понял, что не один в этом мире с такой проблемой. Познакомился с такими же молодыми людьми с инвалидностью, как я. А в 2010 году в Якутск приезжали представители Московской региональной организации инвалидов «Перспектива» по приглашению Благотворительного фонда «Праздник жизни». Среди лекторов был доцент кафедры МГУ Сергей Прушинский, который сам передвигается на инвалидной коляске. Он проводил семинары по вопросам инклюзивного образования, понимания инвалидности в целом с точки зрения медицинского и социального подходов. Действительно, под словом «инвалид» многие представляют человека больного, немощного, который вызывает жалость, не может передвигаться без посторонней помощи. Все это привило самим людям с инвалидностью мысль, что им все должны. Я сам через это прошел. Но ведь это неправильное суждение. После семинаров Прушинского я понял это, и у меня изменился взгляд на мою проблему. Я не хочу, чтобы нас называли инвалидами.

Афанасий Лаптев - Мы не герои
Афанасий Лаптев - Мы не герои

«НВ»: Сейчас принято называть инвалидов людьми с ограниченными возможностями…

А.Л.: Тоже спорный вопрос. Кому-то нравится, кому-то нет. Я лично вообще не хочу, чтобы меня как-то называли. Этими штампами нас изначально отделяют от общества, хотя мы такие же, как все. У нас такие же проблемы, как и у вас. Сейчас другое направление в государстве и мире в целом. Нам не нужна жалость, нам нужно, чтобы люди нас не отделяли от общества.

«Для начала надо понять себя»

«НВ»: Афанасий, как сложилась ваша жизнь после окончания лицея?

А.Л.: Я получил корочку коммерсанта, стал предпринимателем, начал работать на себя. Сейчас участвую в работе Благотворительного фонда поддержки детей-инвалидов и детей с ограниченными возможностями здоровья «Харысхал» («Милосердие»). Четыре года назад совместно с Александром Инокеевым и Александром Прокопьевым создал общество «Движение без барьеров», которое в декабре 2013 года получило региональный статус.

«НВ»: Чем она отличается от других обществ, к примеру, от того же Всероссийского общества инвалидов?

А.Л.: Мы работаем на общественных началах и не получаем субсидий. А главное, мы иначе подходим к вопросам инвалидности. Многие люди с проблемами здоровья говорят, что их не понимают, ждут помощи от других, но для начала нужно начать с самих себя, с понимания себя. Наша главная задача – оптимизация инфраструктуры города, внедрение инклюзивного образования, создание рабочих мест для людей с ограниченными физическими возможностями. Как общественность, так и сами люди с инвалидностью, должны понять, что никто не должен быть обособлен и у всех равные права.

«НВ»: Ваша организация получает какую-то помощь от государства?

А.Л.: Почему все думают, что нам государство что-то должно? Уже многое сделано для нас, пора и нам самим приподняться со своего стула и попытаться сделать что-то самому. Надо поверить в свои силы, а многие и не пытаются даже, заранее решив, что у них ничего не получится. Например, с этого года работает комплексная программа «Общедоступная среда в Российской Федерации». Дорога открыта, надо только нам самим поверить в себя.

Глава города Айсен Николаев объявил этот год Годом общественных инициатив. Надеюсь, что это было не голословно. На самом деле, если бы в Кремле не говорили о нас, то здесь никто ничего бы делал. Ведь чтобы программа начала работать, местные исполнительные органы власти должны внести корректировки в ФЗ №122 «О социальной защите инвалидов РФ» на местном уровне.

Афанасий Лаптев - Мы не герои
Афанасий Лаптев - Мы не герои

«Общедоступная среда - это не наличие пандусов»

«НВ»: Выходит, вы от правительства республики финансовой помощи не получаете?

А.Л.: Наше общество существует на голом энтузиазме за счет нас самих. Если защитим проект на муниципальном уровне, то живем. Нет, тоже продолжаем жить. Поэтому я думаю, что при проведении конкурсов на получение грантов критерием отбора для участия должны быть организации, у которых нет финансовой поддержки. Некоторые чиновники думают, что мы приходим к ним просить денег. Но наша организация наоборот хочет помочь им, путем аутсорсинга взять на себя некоторые функции по работе с инвалидами. Нам нужна поддержка и только.

«НВ»: Какие вы проекты продвигаете на муниципальном уровне?

А.Л.: Мы проводим семинары по инклюзивному образованию и пониманию инвалидности. Пытаемся искоренить стереотипы. Общедоступная среда - это не только наличие пандусов, а вообще вся сфера деятельности человека с ограниченными возможностями или «маломобильной группы населения» – это люди, проходящие реабилитацию после травм, родители с колясками, пожилые граждане. Любой человек должен иметь беспрепятственный доступ к любым объектам инфраструктуры, свободно передвигаться по любому маршруту и реализовывать свое право на труд, образование, участие в общественной жизни и во всех других сферах.

«НВ»: Сейчас это невозможно?

А.Л.: Пока нет. Например, я не смогу поступить в вуз, потому что приемная комиссия не примет меня из-за неприспособленности вузов к обучению инвалидов, передвигающихся на коляске. А кто меня в 35 лет будет таскать по этажам? Это же смешно. Ладно, речь идет обо мне. Но дети с инвалидностью, у которых есть возможность учиться в коллективе, если они не живут в отдаленном селе, или тем более живут в центре, должны учиться как все. Нельзя ограничиваться только дистанционным обучением. Иначе после 18 лет человеку будет трудно социализироваться.

«НВ»: Если говорить о доступности, вам лично сложно передвигаться по городу?

А.Л.: Где-то легко, где-то нет. Якутск не приспособлен для людей с инвалидностью, но если где-то нет пандусов, я не буду всю жизнь сидеть дома. Мы в этом году провели паспортизацию зданий по их доступности для инвалидов по трем векторам -  образование, медицина и культура. Выяснилось, что большая часть зданий лишь частично доступна или приспособлена только для отдельных категорий людей с инвалидностью. Этот вопрос надо решать. Если здоровым людям трудно передвигаться по тротуарам из брусчатки, которые ежегодно деформируются, что уж о нас говорить. Спокойно передвигаться по городу должны все – и на каблуках, и в коляске. Ничьи права не должны быть ущемлены.

Афанасий Лаптев - Мы не герои
Афанасий Лаптев - Мы не герои

О маломобильной группе населения

«НВ»: Люди с инвалидностью теряют веру в себя, как вы говорите. На что, на ваш взгляд, они способны?

А.Л.: Тут стоит учитывать то, что с психологической точки зрения есть большая разница между приобретенной и врожденной инвалидностью. Человек, который является инвалидом с детства, привыкает и спокойно относится к своему состоянию. А взрослому человеку с приобретенной инвалидностью тяжело смириться. Таких людей сложно вернуть в социум. У обеих этих групп иждивенческий настрой к инвалидности. Когда мы проводим семинары, самим людям с инвалидностью не нравится то, о чем мы говорим. Им кажется, что мы покрываем тех, кто, по их мнению, что-то им должен. Ко мне часто обращаются за материальной помощью, считая, что раз я председатель организации, то тоже должен им. Вот мы и пытаемся искоренить психологию иждивенчества, чтобы люди поверили в свои силы и начали что-то сами для себя делать. Человек с ограниченными возможностями способен на многое. Это от нас самих зависит, как на нас будут смотреть.

«НВ»: Летом 2013 года вы баллотировались в депутаты Гордумы. Можно поинтересоваться - зачем?

А.Л.: Я хотел стать депутатом, чтобы хотя бы на местном уровне представлять интересы людей с инвалидностью, их родителей и маломобильную группу населения. Люди тянулись ко мне как к простому человеку, и, думаю, я бы смог выиграть. Тогда я занял третье место, но не считаю, что проиграл. Наоборот, доволен, что нырнул в эту политику, понял эту кухню. Через четыре года снова буду баллотироваться, но уже будучи более подготовленным. Если я выиграю выборы и стану депутатом, то в исполнительных органах власти появится человек, который станет связующим звеном между властью и людьми с ограниченными возможностями.

Чашка кофе для спортсмена с мечтой

«НВ»: Давайте уйдем от общественных тем и поговорим о вас. Расскажите, с чего начинается ваш день?

А.Л.: С чашки кофе. Потом я иду по делам, общественным или своим личным. Работы много и времени всегда мало.

«НВ»: Можно узнать, на какие средства вы живете?

А.Л.: Не могу сказать, что голодаю или мне нечего надеть, не на чем спать. Мне хватает моей пенсии по инвалидности. У меня есть квартира – в 2013 году по договору социального найма выдали жилье как погорельцу. И то хлеб, ведь некоторые люди по 20 лет квартиру не могут выбить. Раньше я жил то в интернате, то в съемных квартирах. В 2006 году написал заявление, что нуждаюсь в жилье, и через семь лет мне его выдали. Так привык к дому, что даже лентяйничать стал.

«НВ»: Я слышала, что вы активно занимаетесь спортом.

А.Л.: Раньше в школе выигрывал районные чемпионаты по вольной борьбе, был кандидатом в мастера спорта. После инвалидности занимался пулевой стрельбой, настольным теннисом, выиграл республиканский чемпионат по армспорту среди инвалидов. В 2012 году стал чемпионом республики по лыжным гонкам. Но сейчас спортом заниматься времени нет. Я только для себя дома три раза в неделю штангу могу тягать. Если буду серьезно тренироваться, кто меня накормит, оденет? Я ведь сам себя содержу.

«НВ»: Вы не женаты?

А.Л.: Может, как-нибудь в будущем заведу семью, но пока не хочу серьезных отношений.

«НВ»: У вас есть мечта?

А.Л.: Мечта?.. Хочу, чтобы у всех были равные права и возможности. Но для этого надо работать и в первую очередь над собой. Хочу, чтобы у людей с инвалидностью появилась гражданская позиция. Многие пока не могут проявить свое «я». Поворчат на кухне, а когда до дела дойдет - не хотят ничего делать. А такой особенной мечты нет. Я после инвалидности стал реальнее смотреть на вещи. Мечтами и грезами не живу. Не думаю, что мне что-то перепадет. И мне кажется, это помогает. Я не разочаровываюсь. Мне не нравится, когда журналисты пишут о нас, как о каких-то героях, только потому, что мы занимаемся чем-то, будучи инвалидами. Это неправильно. Герой - тот, кто ребенка спас и в космос летал, а мы простые люди. Не герои.

https://nvpress.ru/

Схожие публикации

Оставить отзыв

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *