Победитель ННД

Хочется поблагодарить за вселенскую любовь к жизни и людям…

Хочется поблагодарить за вселенскую любовь к жизни и людям…До действительно доступной среды для инвалидов Петербургу еще очень далеко. Уж сколько с высоких трибун нас заверяют о том, как много делается для создания доступной среды для инвалидов! И действительно — делается, особенно если сравнивать со временами развитого социализма. Когда об удобных пандусах и мечтать не приходилось, а инвалиды-опорники были фактически заперты в четырех стенах квартиры. Сейчас ситуация все-таки иная, но все равно Санкт-Петербургу еще далеко до звания города с доступной средой для инвалидов.

Приобщиться к сокровищам Эрмитажа инвалиды-опорники могут без проблем.

Поэтому-то на петербургских улицах, в учреждениях культуры инвалида-колясочника встретишь гораздо реже, чем, скажем, в аналогичной ситуации где-нибудь в Финляндии. Письмо, пришедшее в редакцию «ВП» от инвалида-опорника с детства Елены Слепченко и ее матери Елены Шеверевой, — тому подтверждение.

«Уважаемая редакция! Хотим обратить ваше внимание на такую животрепещущую проблему для инвалидов-опорников, как отсутствие пандусов.

Например, в филиале Русского музея (Михайловском замке) проходила выставка лучших работ молодых американских художников с ограниченными возможностями. Я и мама побывали на ней и были приятно поражены уникальностью каждого творения и разнообразием способов выражения себя и видения мира вокруг. Это и картины рисованные маслом, тушью, гуашью, и фотоработы, и инсталляции из разнообразных материалов. Все работы поражают своей прямотой и открытостью высказывания, а некоторые восхищают тонкостью и мощью внутреннего мира создателей. Хочется поблагодарить каждого из них лично за вселенскую любовь к жизни и людям. Только так открыто, по-детски могут любить сильные личности. Эта выставку по праву можно назвать уникальной.

Но при этом парадокс: устроители выставки не предусмотрели возможности входа… для людей с ограниченными возможностями. Я передвигаюсь на инвалидной коляске и, к моему счастью, не много вешу, поэтому несколько проходивших мужчин, надрываясь и жалея, подняли меня на руках на первый этаж Михайловского замка. А это около трех метров по гранитным ступеням. И я, и молодые люди подвергали себя опасности, могли получить травмы, но, к счастью, все прошло благополучно.

А вот попасть в Михайловский замок человеку с ограниченными физическими возможностями очень трудно — и со двора...
А вот попасть в Михайловский замок человеку с ограниченными физическими возможностями очень трудно — и со двора...

А вот попасть в Михайловский замок человеку с ограниченными физическими возможностями очень трудно — и со двора...

За 18 лет существования Федерального закона №181 о защите прав инвалидов центральный музей города — Русский — не сумел поставить подъемник для входа в музей. И большинство колясочников не смогли посмотреть ни выставку Сталлоне, ни произведения молодых американских художников. Я думаю, американская сторона не могла даже предположить себе такого, мягко говоря, казуса.

Отсутствие доступной среды для колясочников касается не только филиала музея в Михайловском замке, но и другого филиала — дворца Строганова. И дворец Шереметьева, и Артиллерийский музей. Они все — центральные музеи Санкт-Петербурга. Но войти в них людям с ограниченными возможностями без помощи других лиц невозможно.

Инвалид с детства I группы Слепченко Елена, 19 лет».

Дополнение от ее мамы Елены Шеверевой:

«Мне кажется, что в последнее время тема создания доступной среды для лиц с ограниченными возможностями просто исчезла из зоны видимости чиновников.

Идут разговоры в СМИ о каких-то мифических программах миллиардах рублей, а в жизни, как видим, располагают выставку молодых художников-инвалидов в здании, которое недоступно для посещения людей, передвигающихся на колясках.

Для туристов, приезжающих из других стран в один из самых красивых городов мира — Санкт-Петербург, необходимо тогда в путеводителях ставить яркие штампы, свидетельствующие, что данные объекты НЕ ПРЕДНАЗНАЧЕНЫ ДЛЯ ЛИЦ С ОГРАНИЧЕННЫМИ ВОЗМОЖНОСТЯМИ. Тем более что проехать по Невскому проспекту — проблемно, проблемно и перекусить в кафе.

Более того: некоторые новые жилые дома тоже строятся без учета потребностей инвалидов-опорников. Я, например, хотела поменять нашу городскую квартиру на квартиру за городом. Выбрала подходящий новый комплекс в Пушкинском районе, поехала посмотреть. И что? Лифт новенького 10-этажного дома начинается со 2-го этажа, а пандуса в проекте даже не предусмотрено.

Может быть, тогда ввести повышенные штрафы за то, что тот или иной объект инфраструктуры не оборудован самым необходимым для инвалида — пандусом?»

...и по лестнице под аркой.
...и по лестнице под аркой.

Комментарий редакции 

Тема пандусов очень болезненна для города. Что вновь и вновь подтверждают, например, горячие линии «ВП», проводимые с участием специалистов комитета по социальной политике. Когда беременная женщина вынуждена затаскивать на третий этаж коляску с больным и довольно уже тяжелым ребенком — это нонсенс. Или когда в доме 137-й серии, где по проекту предусмотрены даже помещения под коляски, инвалиды вынуждены пользоваться черным входом — крутой лестницей, тогда как парадный вход, при котором колясочная, заняты под аренду, — тоже нонсенс. Или когда пандуса нет даже в травматологическом пункте, и не только инвалиды-колясочники, но и люди с переломами ног вынуждены карабкаться по лестнице, чтобы попасть к врачу, — тоже нонсенс.

https://vppress.ru/

Схожие публикации

Оставить отзыв

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Размер шрифта