Победитель ННД

Беженец из Донецка: Я думал замерзнем в ангаре в Киеве

Беженец из Донецка: "Я уже думал, что моей семье суждено замерзнуть в ангаре в КиевеПокинув родной город, инвалид-колясочник Сергей, его беременная жена Светлана и двухлетний сынишка четыре месяца были вынуждены жить в холодном неприспособленном помещении. Узнав об этом, беженцев решила приютить 39-летняя жительница поселка Боярка Киевской области. Через неделю после переезда в новый дом Света родила здоровую дочку

Небольшой дом 39-летней Татьяны в Боярке виден издалека благодаря установленному на крыше украинскому флагу. Теперь здесь обитает целая семья из Донецка. Это Сергей Макаренко, его жена Света, двухлетний сын Даня, месячная дочка Нонна и прабабушка детей. Спасаясь от начавшихся в городе военных действий, они еще летом эвакуировались из столицы Донбасса. Приехали в Киев. Но идти им было некуда.

— Я была беременна, — вспоминает Светлана Макаренко. — А у нас ни крыши над головой, ни денег. Сынишке говорила, что поездка в Киев — это просто увлекательное путешествие, а сама с трудом справлялась с от­чая­нием. Не могли же мы жить на улице! Оставалось только надеяться на чудо. И перед Новым годом это чудо произошло…

На пороге дома меня встречает Сергей — приветливый общительный мужчина на инвалидной коляске. Десять лет назад Сережу сбила машина, он лишился обеих ног. Но это обстоятельство не помешало ему жениться на любимой женщине, которая родила мужу сына, а теперь еще и дочку. Несмотря на то что летом Сергею пришлось бросить все нажитое имущество и уехать в неизвестность, он не пал духом.

— Как говорят: Бог не посылает человеку испытаний, которые тот не может вынести, — с улыбкой говорит Сергей Макаренко. — Поэтому наша задача — жить и, что бы ни случилось, радоваться жизни. А разве у меня сейчас мало поводов для радости? Только посмотрите, какая у нас девочка родилась!

С этими словами отец семейства проводил меня в уютную комнату, где его жена возится с новорожденной малышкой. Здесь две детские кровати и очень много игрушек. В доме тепло и пахнет оладьями, которые бабушка Светланы нажарила к приезду журналиста.

— Врачи сказали, что доченька абсолютно здорова, — делится радостью Света. — Они даже удивились: несмотря на условия, в которых мы оказались, я нормально перенесла беременность. При рождении Нонночка весила четыре килограмма. Сейчас, наверное, уже все пять.

В этот момент в комнату вихрем влетает худенький светловолосый мальчик.

— Я — Даня! — с ходу объявляет мальчуган, запрыгивает на диван и обнимает игрушечного мягкого дракона. — Мне скоро будет три годика. А вас как зовут?

Спустя мгновение непоседа выбегает из комнаты.

— Хорошо, что сын так ничего и не понял, — говорит Светлана, провожая ребенка взглядом. — Когда по ночам в Донецке начинались бомбежки, мы с мужем говорили ему: «Спи, не бойся. Это салют!» Он до сих пор думает, что все, что там происходило, — это игра. Даня уверен, что мы вернемся домой.

— А вот я с каждым днем все больше в этом сомневаюсь, — тяжело вздыхает Сергей. — Решение покинуть родной город далось нам очень нелегко. Даже когда Донецк заняли приехавшие из Славянска сепаратисты, мы надеялись, что все обойдется. Но вскоре начались обстрелы. Сначала в более отдаленных районах, а потом прямо рядом с нашим кварталом. И мы не знали, что страшнее: выйти на улицу или оставаться в квартире. Ведь в дом в любую минуту мог попасть снаряд… Останавливало еще и то, что нам некуда было бежать. У знакомых, которые успели эвакуироваться, в других регионах живут родственники. А у нас никого. Да и как ехать в никуда с маленьким ребенком и беременной женой?

"Даже если мы с Сережей и детьми не сможем вернуться в родной Донецк, уверена, добрые люди помогут справиться с этими трудностями, — говорит Светлана. — Главное, что мы все вместе и остались живы"

— Тем временем ситуация в городе обострялась, — продолжает Светлана. — Однажды я отправилась в гости. Но не успела дойти до ее дома, как начался обстрел жилого квартала. Помню, пряталась под какими-то навесами и молилась. Когда бомбежка на время прекратилась, добралась домой и с тех пор вообще никуда не выходила. Соседи один за другим уезжали.

— На автобусной остановке погиб мой одноклассник, — говорит Сергей. — В толпу людей, ожидавших маршрутку, попал снаряд. Результат — десятки раненых, несколько трупов. Видя, что происходит, бабушка Светы настояла на отъезде. Сама взяла билеты на поезд. Так мы вместе с ней оказались в Киеве. А моя пожилая мама осталась в Донецке. Я не смог уговорить ее уехать — она боится, что квартиру ограбят мародеры. Недавно в дом, где мы жили, попал снаряд, разрушив несколько квартир в соседнем подъезде. После этого только в нашем квартале за день погибли 19 мирных жителей. Среди них были и дети.

— Благодаря стараниям бабушки нам хотя бы не пришлось ночевать на вокзале, — рассказывает Светлана. — Перед отъездом она договорилась с прихожанами протестантской церкви, которые встретили нас и привезли в ангар возле столичной станции метро «Выдубичи». Там уже было много беженцев. Большинство с маленькими детьми. Кроме меня, еще четыре беременные женщины. Мы, как могли, друг друга поддерживали. Вместе ездили в больницу. Спасибо волонтерам, которые организовали нам прием у гинеколога. «Будущие мамочки, у вас все в порядке, — обрадовал врач. — Берегите себя». Мы старались. Но если к бытовым условиям в ангаре еще можно привыкнуть, то к наступающим холодам никак. Уже в сентябре мы их почувствовали.

— Я укутывал жену и сына в самые теплые вещи, которые у нас имелись, — вспоминает Сергей. — Все эти вещи приносили добрые люди. Даня придумал, как согреваться: залезал под одеяло и часто-часто дышал — чтобы надышать теплый воздух. Это спасало, но ненадолго. В октябре стало и вовсе невыносимо.

— Уже не спасали никакие одеяла, — говорит Светлана. — Данечка подходил и, прижимаясь к моему животу, спрашивал: «Мам, а сестричке точно не холодно? Или ты ее согреваешь?» — «Не волнуйся, дорогой, — успокаивала я сына. — Ей тепло и мне тоже». Людей в ангаре с каждым днем становилось все меньше — понимая, что пережить там зиму невозможно, беженцы уезжали кто куда. Некоторые устроились на работу и сняли квартиру, других приютили неравнодушные люди. Когда мы мерзли в ангаре, нас снимали многие телеканалы. «Ваша история как никакая другая подходит для телесюжета, — объясняли журналисты. — Мужчина без ног, его беременная жена, оба — беженцы». Одним словом, сюжетов о нас выходило очень много, но мы продолжали оставаться в том же ангаре. А Сережа все обзванивал знакомых в поисках работы. Вы не смотрите, что он без ног. Муж на инвалидной коляске умудряется справляться с любой домашней работой: и пропылесосит, и обед приготовит, и посуду помоет.

— А что в этом сложного? — пожимает плечами Сергей. — Если я не могу ходить, это еще не значит, что я не такой, как все. К тому же я очень счастливый человек. Говорю это абсолютно искренне. У меня есть дети, любимая жена. А значит, и смысл жизни. Можно быть абсолютно здоровым, но не иметь семьи и страдать от одиночества. Слава Богу, это не про меня.

— А все потому, что Сережа никогда не сдается, — обнимает мужа Светлана. — Такой у него характер. Когда он лишился ног, мы еще не были женаты, только начали встречаться. Благо, водитель, который его сбил машиной, не уехал и отвез Сергея в больницу. В противном случае муж, потерявший больше 50 процентов крови, умер бы. О том, чтобы спасти ноги, речь уже не шла. Никто не знал, выживет ли он. Помню, узнав о трагедии, примчалась в больницу и с тех пор не отходила от Сережи ни на шаг. «Ты понимала, что он останется инвалидом?» — потом спрашивали меня знакомые. Да я вообще об этом не думала! Только молилась, чтобы любимый остался жив. Господь меня услышал. Сереже стало легче, и мы начали восстанавливаться. Было непросто, но справились. А через несколько лет родился наш Данечка.

— Мой третий ребенок, — уточняет Сергей. — У меня есть взрослые сын и дочь от первого брака. Спасибо им большое — они тоже здорово меня поддержали. Даня их обожает. Когда дочь решила познакомить меня со своим молодым человеком, он долго не решался прийти — думал, что если я на инвалидной коляске, то наверняка угрюмый и неразговорчивый. И был очень удивлен. Как видите, я готов говорить сутками.

— Многие беженцы, приехав в Киев, плакали, и это вполне объяснимо, — добавляет Светлана. — Но только не мы с Сережей. Испытания нас закалили. Теперь знаем, что выход есть в любой ситуации. В этот раз спасение пришло неожиданно.

— Я не отчаивался, но не мог не переживать, — признается Сергей. — Свете вот-вот рожать, а мы до сих пор живем в ангаре. Жена неважно себя чувствовала, у нее началась сильная изжога. Я продолжал обзванивать инстанции и получил приглашение в пансионат в Ворзеле. Но, увидев меня на инвалидной коляске, директор пансионата расстроился: «Увы, у нас нет подходящих для вас условий. Думаю, вы не сможете здесь жить». Действительно, старое здание, в котором нам хотели выделить комнату, было абсолютно не приспособлено для инвалидов. Я даже не смог туда заехать на своем кресле. И отопление отсутствовало — нужно было колоть дрова и топить печь. Ни я, ни супруга не смогли бы этого делать. «Куда же нам идти? — глаза жены наполнились слезами. — Возвращаться в ангар?» Я тяжело вздохнул, не зная, что ответить. И вдруг — звонок. «Это Сергей? — услышал незнакомый женский голос. — Меня зовут Таня, я из Боярки. Прочитала о вас в Интернете. Если вы еще не нашли дом, как смотрите на то, чтобы переехать ко мне?»

— Не возвращаясь в ангар, мы прямо из Ворзеля поехали в Боярку, — говорит Светлана. — Все вместе: муж, сын и я уже на девятом месяце беременности. До родов оставалось меньше недели. Приезжаем в Боярку, а нас там встречают. Татьяна, милая добродушная женщина, пригласила в свой небольшой, но очень уютный дом. Я с порога поняла, что хочу здесь жить. «Супер! — словно угадав мои мысли, воскликнул Даня. — Мам, здесь так тепло! Остаемся!» — «Так решение принято? — Татьяна, казалось, обрадовалась не меньше Дани. — Чувствуйте себя как дома. Я покажу вам вашу комнату».

— Мне здесь сразу понравилось, — присоединился к разговору Даня, который все это время играл подаренными волонтерами машинками. — Тепло как дома. И тетя Таня классная. Мы теперь дружим.

— Еще бы, — говорит Светлана. — Не хватит никаких слов, чтобы выразить благодарность этой доброй женщине. Она, узнав из Интернета о наших проблемах (о нас рассказал благотворительный фонд «Восстановление «Парусов Надежды», который помог уже многим беженцам), решила поселить в своем небольшом доме целую семью. Хотя у самой забот выше крыши. Когда мы переехали, я принялась помогать Тане по дому. Но она не разрешила: «Вам нужен покой. Отдыхайте».

— Какая уборка, когда Светочка вот-вот должна была родить? — тепло улыбается 39-летняя Татьяна. — Единственное, о чем я жалею — что не узнала об этой замечательной семье раньше. Тогда бы им не пришлось холодной осенью жить в неприспособленном помещении. Недавно Света сказала, что наше знакомство стало для нее настоящим чудом. Знаете, для меня тоже. Например, Сергей просто заряжает всех своей энергией!

Через неделю после переезда появилась на свет Нонна — дочка Сергея и Светланы. Спустя несколько дней маму и малышку выписали домой.

— К тому времени все беременные женщины из нашего ангара уже родили детишек — мальчиков, — говорит Светлана. — Нонночка — единственная девочка. Мы теперь дружим семьями, постоянно созваниваемся. Кстати, в доме Татьяны, куда я вернулась из роддома, меня ждал сюрприз — подарки от волонтеров. Это и игрушки, и пеленки, и детская кроватка… Опять-таки спасибо фонду «Восстановление «Парусов Надежды».

— Да, игрушек очень много! — подтверждает Даня, вытаскивая из пакета двух плюшевых медведей. — Но сестричке они пока не нужны, она еще маленькая и все время спит. Чтобы игрушки не скучали, я сам ими играю. А еще я сейчас покажу, что мне принесли святой Николай и Дед Мороз. Я боялся, что они меня здесь не найдут. Но папа сказал, что они все знают.

Услышав запах жареных оладий и шаги бабушки на кухне, мальчуган забыл об игрушках и убежал. А через пару минут принес тарелку с готовым блюдом и вместе с бабушкой принялся сервировать стол.

— Сын доволен, а это самое главное, — с любовью глядя на Даню, говорит Светлана. — И я тоже счастлива, несмотря ни на что. Многие, наверное, подумают, что я сошла с ума. Ведь в эту минуту мой дом на Донбассе могут обстреливать и нам некуда будет вернуться. Но даже если у нас не будет дома, что-нибудь придумаем. Главное, что мы все вместе и остались живы. Именно так я думала, когда Сережа попал в аварию. И раз мы справились тогда, справимся и сейчас.

https://fakty.ua/

Схожие публикации

Оставить отзыв

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *