Победитель ННД

Катя Тищенко — диспетчер-доброволец с ДЦП

Катя Тищенко - диспетчер-доброволец с ДЦПВы можете представить себе диспетчера чего угодно, которым все всегда довольны? И даже в случае отказа его благодарят? Знакомьтесь, Катя.

Катя Тищенко — лицо, а, вернее, голос добровольцев в транспортной помощи службы «Милосердие». Она соединяет подопечных, которым трудно передвигаться, с добровольцами, готовыми помочь: отвезти бабульку, или больного ребенка в больницу, в школу, на вокзал и в другие, недосягаемые для инвалидов-колясочников места.

Сказать, что работа непростая – ничего не сказать. Звонит в понедельник подопечный и говорит: «Катя, меня к врачу записали на вторник, нужна машина, помогите!» Вторник – будний день, пробки, добровольцы на работе. Катя до боли в пальцах нажимает цифры телефонов добровольцев и ищет, просит, уговаривает. Как правило – помощники, пусть не сразу, находятся, даже на самый безнадежный случай. Как это получается? Добровольцы отвечают коротко: «Кате невозможно отказать».

Катя говорит бодро, азартно, но без интонации «родина-мать зовет». И так уважительно, что призываемые к подвигу добровольцы даже на полсекунды не чувствуют себя «средством» для помощи. Но мало кто из добровольцев и подопечных знает, что сама Катя – инвалид 2-й группы со сложной формой ДЦП и «букетом» сопутствующих заболеваний.

Катя ходит на костылях, или опираясь на палочки, без поддержки может пройти всего пару шагов, дальше — только на коляске. Это не помешало девушке получить солидное высшее образование, а потом пойти работать в «помогающую» сферу.

— Я закончила Московскую финансовую гуманитарную академию, факультет психологии, педагогики и права. Моя специализация — психолог, преподаватель психологии, психолог-консультант. А в школе я училась самой обычной. Мама не хотела отдавать меня в специализированную школу, сказала: «Никаких скидок тебе не будет, ты должна со всеми людьми общаться: и со здоровыми, и с больными».

— А почему ты выбрала психологию?

— Потому что люблю людей. Да и с детских лет я слышала от друзей и знакомых: «ты прирожденный психолог». Говорили, что после разговоров со мной легче становится. А однажды, когда мне было лет 19, психолог с большим стажем сказала, что эта профессия – моя, и чтобы я обязательно попробовала. В общем, училась я шесть лет, и сразу после института пришла в службу «Милосердие».

— Как ты узнала об этой службе?

— Когда я закончила институт, стала искать работу. Обзвонила несколько фондов, объясняла сразу: «Я психолог без опыта работы с заболеванием ДЦП. Хочу быть полезной». В одном фонде мне сказали: «Мы что-нибудь придумаем».

Через три дня перезвонила координатор службы добровольцев «Милосердие» Ксения Белых и сказала: «Нам нужен помощник, координатор по перевозкам. Для этого не нужно выходить из дома. Возьметесь?».

Ксения стала моим первым учителем. Начиналось непросто, я даже думала, что у меня не получится, ведь в этом деле я была — чистый лист. Но Ксения очень терпеливо все объясняла и я втянулась.

Сейчас прошло уже пять лет и вот уже я сама обучаю других координаторов. Я благодарна этой работе за многое, но в первую очередь – за общение с людьми. Я люблю с ними разговаривать, успокаивать, отвечать на самые разные вопросы.

Здесь – жизнь, настоящая, она кипит! Я сталкиваюсь с разными ситуациями, разными людьми. Бабушки, дети, взрослые… Разные проблемы, заботы, чувства, реакции. Кого-то надо успокоить, кому-то накрепко пообещать, кого-то попросить немного подождать, набравшись терпения, но во всем – движение, движение, движение, которого я сама лишена! Люди едут по делам, в больницу, в театр, на концерт, на вокзал, а я словно еду вместе с ними: то на школьный утренник вместе с бабушкой к внуку, то на благотворительный концерт, а то в аэропорт и – лечу к какому-нибудь морю…

При нашей службе я помогаю и на других направлениях, например, во время проведения акций, где нужна помощь с координацией и надо срочно мобилизовать людей, но все же больше всего мне нравятся именно перевозки. Вот человек не может двигаться, но появляется доброволец с машиной, и человек попадает туда, куда ему очень надо. Может, как и мне когда-то, ему надо доехать до места учебы. И он доезжает. Он счастлив. И доброволец счастлив. Люди помогли друг другу почувствовать, что человек не один на свете, что есть те, кому он небезразличен.

И такая радость у меня – каждый день. Вы, может, не поверите, но я реально стала себя лучше чувствовать, чисто физически.

 — Но ведь бывают и сложности? Работа диспетчера считается одной из самых нервных.

— Въезжать приходилось в разные ситуации. И подопечные бывают разные. Некоторые все поймут, а некоторым приходится еще, еще и еще объяснять. Кто-то трубки бросал, когда я объясняла, что при всем желании машины вот сейчас нет. А некоторые, даже когда им отказываешь, благодарят. Говорят: «Катя, спасибо тебе, как ты там, чем тебе-то помочь?». Я говорю: «Молитесь за меня, вот будет мне помощь». Некоторые передают шоколадки, книжки.

 — Тебя не расстраивает, что ты на этой службе не получаешь зарплату?

— Мне зарплату уже предлагали. Но я на это не иду, мне больше нравится так помогать. Мне кажется, работай я за деньги, я бы не так радовалась.

У меня дома и родители работают, и сестра, и даже еще бабушка с дедушкой. Папа работает в Институте стратегических исследований, в отделе оборонной политики. Он — доктор экономических наук. А мама – экономист.

Так что мне есть, кому помочь. А ведь сколько таких, у кого никого нет. Ни убраться, ни помочь до врача дойти, не говоря уж о концертах. И живет человек в постоянном напряжении, и думает – как же так, почему он вдруг остался один? Я все время об этом думаю. У нас бывает по восемь перевозок в день, добровольцев с машинами часто не хватает.

За время работы здесь мне все стали как родные. И в храм я пришла, теперь храм царевича Димитрия — это мой храм, где я каждой клеточкой ощущаю радость. И сколько будет моих сил – я буду помогать. Я хочу остаться здесь на долгие годы.

https://www.miloserdie.ru/

Схожие публикации

Оставить отзыв

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *