Победитель ННД

Я хочу независимости!

Я хочу независимости!«Я хочу независимости!» Инвалиды-колясочники о кнопке вызова в кафе, пандусах и страхах официантов. «Когда я «разбился», спрашивал у ребят-колясочников, как в МакДональдсе, можно ли в туалет заехать. Они сказали, что не были ни разу. «Да ладно! Вы прикалываетесь? Вы ж в Минске живете!». KYKY поговорил с двумя минчанами, которые передвигаются по городу в инвалидных колясках. Они ходят в кафе, зарабатывают деньги, встречаются с девушками и считают предложения «занести на руках» от персонала заведений унизительным.

Недавно мы публиковали текст «Пост дня. «Инвалиды-колясочники к нам не ходят. Вопрос о пандусах даже не обсуждался». В комментариях к материалу о том, что большинство минских заведений не приспособлено для людей с инвалидностью, но персонал с готовностью им поможет, мы получили пожелание читателя: «Я бы хотел увидеть репортаж о том, почему колясочники не ходят туда, где есть пандусы или где их без проблем занесут в заведение». Выполняем.

О проблеме доступности минских кафе и ресторанов для людей с инвалидностью мы побеседовали с Сергеем Дроздовским, руководителем Офиса по правам людей с инвалидностью и Александром Авдевичем, руководителем Лидской межрайонной организации общественного объединения «РАИК» (Республиканская ассоциация инвалидов-колясочников).

Сергей Дроздовский: «Охранники в минских клубах просто не хотят видеть человека и его инвалидность»

KYKY: Сергей, часто ли вы посещаете кафе и рестораны в Минске?

С. Д.: Чаще бываю в заведениях общепита на деловых встречах: завтраках, обедах, чае- и кофепитиях. Бывают и деловые ужины, но гораздо реже. Самостоятельно хожу в заведения не очень часто и только туда, где я точно знаю: мне будет комфортно. В частности, это кафе «Битлджус» на Калинина. Мы с ними сотрудничаем с самого их открытия. Второе заведение, которое я не могу назвать совершенно комфортным, но оно максимально приближено к этому уровню – ресторан «Камяніца» на Ульяновской. Там, в общем-то, все нормально, но нет специально оборудованного туалета. Это вечная проблема. В остальных местах все сложнее.

KYKY: Многие думают, что когда в заведениях сделают пандусы, проблема доступности будет решена. Но барьеров у колясочников гораздо больше…

С. Д.: Конечно! Очевидно, это интерьер. Когда столики стоят совершенно тесно или внутри установлены непонятные помосты, на которые не заехать. Летние террасы кафе – почти всегда на возвышенности, на них попасть проблематично. Бывает, хочешь зайти в нормальное заведение на проспекте Независимости или на Карла Маркса, а припарковаться невозможно, и все остальное теряет смысл. А если планируется вечер в кафе, то человеку нужна будет правильная уборная. Это просто необходимость, которой в заведениях нет. Часто персонал даже не понимает, о чем идет речь, когда спрашиваешь о доступности заведения. Можно услышать «да», когда условий внутри нет, и «нет», когда они созданы.

KYKY: Во время эксперимента, когда минский блогер Дмитрий Волотко ходил по минским заведениям, администраторы говорили ему, что не видели у себя ни разу людей с инвалидностью, объясняя это психологическим фактором: мол, они сидят дома и никуда не хотят выходить.

С. Д.: Есть две причины, почему люди с инвалидностью в Беларуси редко посещают кафе. Первая – экономическая. Они часто живут небогато и просто не привыкли тратить деньги на кафе, у них нет такой культуры. Вторая – конечно, психологическая. Если человек без инвалидности столкнется с грубостью, скорее всего, он просто примет этого человека за грубияна. А человек с инвалидностью воспримет это на свой счет, подумает, что с ним грубо обошлись, потому что он – инвалид. На самом деле, достаточно сложно найти людей среди персонала, которые будут радушны и приветливы к людям с инвалидностью, не будет их пугаться, сторониться или, наоборот, пытаться надзирать за ними. Но еще сложнее найти тех, кто будет понимать, что это такие же люди, как и они. Еще одной проблемой является фейс-контроль. Может попасться такой специалист охраны, который будет утверждать, что лучше в клуб или кафе не идти, потому что вас затопчут в толпе, либо пьяные что-то сделают.

Я слышу регулярно, что человек не попал в заведение, потому что охрана не пустила. Все это объясняется благими намерениями, хотя чаще всего мы понимаем, что там просто не хотят видеть этого человека и его инвалидность.

колясочников в костюмах Дедов Морозов и Снегурочек не пропустили на шествие Дедов Морозов и Снегурочек
Колясочников в костюмах Дедов Морозов и Снегурочек не пропустили на шествие Дедов Морозов и Снегурочек

KYKY: Вернемся к экономическому фактору. Многие считают, что у людей с инвалидностью просто нет денег, чтобы попить кофе в городе.

С. Д.: Я не могу с этим согласиться. Есть большое количество людей, которые могли и хотели бы посещать кафе, но не попадают туда из-за их недоступности. Это и люди с нарушением зрения, и слабовидящие, которые беспокоятся, что их не смогут на должном уровне обслужить… Не всегда экономический фактор является первостепенным. Даже я могу легко перечислить несколько десятков человек, которые вполне обеспечены, чтобы свободно и достаточно регулярно посещать кафе. В реальности их намного больше. Людей, которые неплохо зарабатывают, чтобы вести активный образ жизни – достаточно.

KYKY: Менеджеры кафе все как один утверждают, что у них есть мужчины, которые помогут колясочнику попасть внутрь: «Мы без вопросов занесем его».

С. Д.: Вот интересно, согласились бы они сами, чтобы их кто-то тащил за какие-то места, потому что ему так удобно? Нет, конечно! На самом деле, это достаточно оскорбительная и унизительная процедура, когда тебя куда-то тащат. Ты поступаешься гордостью ради собственных целей? Получается так. Но унижаться ради чашки кофе? Это сомнительно. Зачем прикладывать так много усилий, терпеть насилие над собой? Это того не стоит.

FTL Moda's AW15
FTL Moda's AW15

KYKY: Как дела обстоят в Европе? Лучше, чем в Беларуси?

С. Д.: Гораздо. Но и там есть как дружественные к людям с инвалидностью заведения, так и не очень, несмотря на то, что европейская культура давно приняла доступность как важный показатель. Если в европейском городе ты не попал в заведение, то рядом обязательно найдешь что-то на свой вкус. У нас же можно целую улицу пройти – и все будет недоступно. Если в Европе не предусмотрены удобные условия для людей с инвалидностью, они просто теряют клиентов. А здесь все наоборот. Мне не раз приходилось слышать от управляющих кафе и ресторанов: «Ну сколько тех людей с инвалидностью?.. Ну потеряем мы десяток людей, не страшно». На Западе есть сетевые заведения, где действует один стандарт качества. В некоторых странах – штрафные санкции за необеспечение доступности. Старые места еще работают, а новым просто не дадут открыться, если они не учтут все необходимое для колясочников. Мне приходится частенько бывать в Европе и я могу сказать, что там отношение более приятное, нежели в Беларуси. Персонал ненавязчиво предлагает помощь, не напрягает тебя своей заботой. А у нас еще есть страх и отчужденность, официанты и менеджеры не знают, что с тобой делать.

Александр Авдевич: «Приходит директор и начинает «заливать», мол, да мы инвалидов уважаем, все ради них сделаем. А потом приходишь и понимаешь, что об этом просто забыли. Так было в баре Doodah King в Минске».

KYKY: Александр, как часто вы посещаете минские заведения?

А. А.: Часто, очень часто. Но таких, в которых мне было бы супер удобно, нет вообще. Даже если брать самые крутые, казалось бы, бары, клубы и рестораны, всегда будет какой-нибудь нюанс: невозможность заехать в туалет или высокая ступенька… Вроде мелочь, но когда ты идешь с девушкой, то немного жалко выглядишь в ее глазах, когда какие-то чуваки несут тебя или помогают пройти. Мне это очень не нравится. Когда в заведениях с золотыми кранами в туалете ты испытываешь такие проблемы, мне кажется, это неправильно.

KYKY: Могут ли решить проблему доступности пандусы и кнопки вызова персонала?

А. А.: Ну какие кнопки вызова? Смотрите: когда ты хочешь подъехать к бару в заведении, а там ступенька или узкий проход, причем здесь кнопка вызова? Нужно расширять проходы, менять что-то внутри. Я уверен, что по деньгам это – десятая часть выручки за вечер для бара. Просто кто-то раз придет, столкнется и ничего не скажет, а другой устроит скандал. Часто я начинаю разговаривать, меня просят не писать в книгу жалоб, приходит директор и начинает «заливать», мол, да мы инвалидов уважаем, помогаем им, все ради них, «ляляля», мы все сделаем. А потом приходишь и понимаешь, что об этом просто забыли. Так было в баре Doodah King в Минске. Ты можешь туда не пойти больше, заведений – много, но мне хотелось бы доводить все до конца.

KYKY: Сотрудники минских заведений, где нет пандусов, все как один утверждают, что персонал поможет колясочникам, занесет внутрь…

А. А.: Ну а что они еще скажут? Что бы вы говорили на их месте? Представьте, как это психологически. Может, кому-то прикольно, что его носят на руках.

По сути, в нашей стране легче договориться, чтобы тебя везде носили на руках, даже если ты без коляски, лишь бы не переделывать!

Я могу провести эксперимент: из Лиды вызову маршрутку, меня на руках маршрутчик посадит в машину, потом другой водитель меня в Минске встретит, я подъеду под самый супермаркет, меня на руки возьмет охранник, посадит в тележку, я все выберу, потом поеду в клуб, где меня тоже будут носить-носить-носить. И их это будет устраивать почему-то! Для них это будет забота, а я хочу независимости и самостоятельности!

Я хочу независимости!
Я хочу независимости!

KYKY: А еще сотрудники кафе и ресторанов утверждают, что люди с инвалидностью к ним не ездят, потому что не хотят. Мол, психологический фактор.

А. А.: Да нет, вранье. На самом деле, все хотят. Сейчас пошло такое поколение молодых ребят, которые ведут активный образ жизни, ухаживают за собой, ездят на хороших колясках и лоббируют интересы инвалидов. Их активности можно только позавидовать! Я говорю про тех ребят, кто лет пять назад «сломался», относительно молодых. Потому что если разговаривать про тех, кто «сломался» в 90-х годах, они именно такой, сидячий дома, образ и ведут, у них в голове свои клише. Я когда только разбился, спрашивал у ребят-колясочников, как в МакДональдсе, можно ли в туалет заехать. Они сказали, что не были ни разу. «Да ладно! Вы прикалываетесь? Вы ж в Минске живете!» - сказал я им. У них какие-то свои протоптанные тропы, где им удобно, они по ним гонят и со всем свыклись. Бунтарского духа там уже нет. А у более молодых ребят – есть.

KYKY: На каком уровне стоит решать вопрос доступности заведений?

А. А.: Я думаю, что на местном можно все решить, не нужно идти ни в какие исполкомы и устраивать скандал. Можно пообщаться с администрацией заведения. Но поддержать договор не словестно, а опубликовать информацию в СМИ. Мол, директор такого-то клуба нам обещал на следующей неделе сделать комфортные условия. Давайте приедем и проверим, что сделано. Чтобы они не могли «заднюю» включить. Такая штука должна сработать. А если нет, то это увидят тысячи читателей KYKY и скажут: «Отстооой!» Я уверен, что если найти единомышленников, это сработает. По деньгам не особо затратно. Даже я могу взять деньги у Республиканской ассоциации инвалидов, приехать со строителями, и за ночь поставить пандус, который будет стоить пять миллионов: пользуйтесь.

KYKY: Как прокомментируете мнение: люди с инвалидностью малообеспеченные, поэтому не ездят пить кофе в кофейнях?

А. А.: Ну, блин, а вдруг у кого-то есть бизнес, кто-то получает хорошую помощь… Я, допустим, знаю человека, который живет возле Лиды, ездит на крутой машине, еле руками управляет, но при этом прекрасно себя чувствует. Он немало зарабатывает. Да много таких примеров! Нифига это не правда. Это стереотип. Вы видите человека в инвалидной коляске, и у вас сразу пикает кнопка «жалеть». Одни этим пользуются, а другие – нет.

https://kyky.org/

Схожие публикации

Оставить отзыв

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *