Победитель ННД

Общайтесь с органами соцзащиты при помощи документов

Общайтесь с органами соцзащиты при помощи документовАлександр Лысенко — член рабочей группы центрального штаба ОНФ "Социальная справедливость".

Ксения Сокурова: Ближайшие полчаса поговорим о том, как отдохнуть и поправить свое здоровье за счет государства. Таким правом обладает немалое число граждан нашей страны. Пользуются такой мерой социальной поддержки, увы, немногие.

Виталий Млечин: Счетная палата России подвела итоги использования бюджетных средств, выделенных на санаторно-курортное лечение отдельных категорий граждан. И выяснилось, что с 2013 по 2015 год только около трети получили положенное им лечение в санаториях. По мнению экспертов, такая ситуация сложилась, с одной стороны, из-за того, что многие просто не знают своих прав и не пользуются положенными им льготами. А с другой – все-таки виновата экономия чиновников. Они экономят бюджет. Ведь суммы, выделяемые на путевки в санатории для 14 человек, едва хватает на одного. В результате многим приходится ждать своей очереди по 3-4 года.

 

 

Ксения Сокурова: А я предлагаю здесь и сейчас решить хотя бы первую часть проблемы и разобраться в том, кто все-таки имеет право на бесплатную путевку в санаторий. Первое, что важно знать – в России есть федеральный закон о государственной социальной помощи. Именно в нем названы категории граждан, которые в первую очередь могут рассчитывать на такую меру социальной поддержки. Итак, это ветераны и инвалиды Великой отечественной войны и члены их семей, ветераны боевых действий и члены их семей, также жители блокадного Ленинграда, инвалиды и дети-инвалиды, а также лица, пострадавшие от воздействия радиации. Я думаю, о льготах для этих категорий слышали многие. Но есть и еще одна группа льготников – это те, кто может получать соцподдержку, в том числе и такое санаторно-курортное лечение по региональным программам. Здесь многое зависит от каждого конкретного региона. Подробнее вам расскажут в ваших региональных органах соцзащиты. Но, например, в Москве в этот список входят следующие граждане: неработающие пенсионеры, пострадавшие от террористических атак и члены семей погибших в результате таких атак, а также лица, награжденные нагрудным знаком "Почетный донор России".

Согласитесь, если всех объединить, список получается немаленький. Но вот хватит ли на всех путевок, узнаем у нашего гостя, члена рабочей группы Центрального штаба Общероссийского народного фронта "Социальная справедливость" Александра Лысенко. Александр, пожалуйста, проходите к нам. Очень много вопросов. Присаживайтесь.

Александр Лысенко — член рабочей группы центрального штаба ОНФ "Социальная справедливость"
Александр Лысенко — член рабочей группы центрального штаба ОНФ "Социальная справедливость"

Александр Лысенко: Добрый день.

Ксения Сокурова: Добрый день. Прежде всего хочу спросить вас. Я никого не забыла в этом списке? Есть еще какие-то категории?

Александр Лысенко: Да. Всего 9 категорий, которые получают санаторно-курортные путевки за счет средств федерального бюджета. Еще это те люди, которые во время войны не участвовали напрямую в боевых действиях, но, например, выполняли какие-то работы для фронта. Например, блокадники. Всего 9 категорий. Конечно, все они важны. Нуждаемость в санаторно-курортном лечении у разных категорий немножко разная, безусловно. Например, когда мы говорим о детях-инвалидах, так уж у нас принято: приоритет всегда отдавать детям.

Ксения Сокурова: Очевидно, что эти категории скорее всего на 100% нуждаются в такой поддержке. То есть если говорить о других, тут все-таки решает специальная комиссия, решает врач, есть ли потребность.

Александр Лысенко: Конечно. Для того, чтобы получить путевку на санаторно-курортное лечение, надо иметь определенные медицинские показания. Кроме того, учитываются медицинские противопоказания. Поэтому многие люди из этих категорий (например, участники войны, ветераны, блокадники) – уже такой возраст, что уже масса противопоказаний. И они редко реально пользуются санаторно-курортным лечением.

Мы, наверное, единственная страна в мире, где лечение в санатории осуществляется за счет средств федерального бюджета

Я хочу вам сказать. Когда мы говорим 100%, надо быть очень осторожными. Потому что вообще такая льгота, как лечение в санатории, мы, наверное, единственная страна в мире, где это лечение осуществляется за счет средств федерального бюджета. И это большое достижение на самом деле, с одной стороны. А, с другой стороны, конечно, это очень трудная, а подчас и неподъемная задача. И мы увидели это из вашей презентации, из ваших слов.

Общайтесь с органами соцзащиты при помощи документов
Общайтесь с органами соцзащиты при помощи документов

Виталий Млечин: Ксюша, я предлагаю все-таки обратиться к нашим зрителям. Может быть, вы хотите что-то нам рассказать? Может быть, у вас была история, что хотели съездить в дом отдыха, в санаторий, не получилось. Или наоборот: вы имеете право и все получили то, что должно. Поделитесь впечатлениями. Наш телефон прямого эфира: 88002220014. Не хотите нам звонить – напишите СМС 3443, в начале сообщения поставьте буквы "ОТР". А мы стараемся все это читать, насколько это возможно. Потому что часто много приходит СМСок. Поэтому мы заранее извинимся перед теми, чьи сообщения мы просто физически не сможем прочитать. Но мы пообещаем одновременно, что мы постараемся максимальное количество ваших сообщений все-таки не оставить без внимания.

Ксения Сокурова: И, кстати, мы передадим все Александру Евгеньевичу. Если у вас есть какие-то просьбы к нему или вопросы, мы не успеем все это прочитать в эфире – не переживайте, все дойдет до адресата обязательно.

Давайте все-таки о цифрах поговорим. Если мы соберем все те категории, которые вы назвали, добавим к ним региональных льготников, посчитаем, сколько из них действительно нуждается в санаторно-курортном лечении. Я понимаю, что, видимо, такой статистики просто нет.

Александр Лысенко: То, что касается федеральных льготников, такая статистика есть. Например, в прошлом году санаторно-курортными путевками фонд социального страхования обеспечил 155 000 человек.

Ксения Сокурова: Давайте сейчас посмотрим. У нас есть как раз цифры, график. Я надеюсь, что нам покажут. Да, сейчас показывают. За 2013 год, 2014 и 2015. Это количество заявок на санаторно-курортное лечение. И, насколько я понимаю, это не отражает реальной потребности. То есть человек узнал о том, что у него есть льгота – он заявку подает. Но ведь есть и те, кто нуждается в таком лечении, но заявки не подает. Соответственно, это не отражает реальную картину.

Александр Лысенко: Человеку предоставляется право выбора. Он может получить в натуральном выражении льготу – поехать в санаторий на лечение. Может получить компенсацию в составе (например, инвалиды) ежемесячной денежной выплаты. Все люди, которые желают поехать в санаторий, подают заявки. Наверное, конечно, есть те, которые об этом не знают. Но вообще-то это очень доступная информация. Она есть на всех сайтах социальных служб. Я рекомендую смотреть. Так же как и чередность. Это не закрытая информация. Она тоже есть. И можно понять, какой ты в очереди в получении путевки. И из предыдущей схемы, которую вы показали, видно, что, конечно, где-то 25-30% получают путевку от заявленного количества. Но надо иметь в виду, что, к сожалению, очередность такова, что многие заявки переходят на следующий год. И количество ожидающих путевку намного больше.

Например, в прошлом году 500 с лишним тысяч человек ожидали путевку, но получили только 155. Это примерно 27% от количества людей, ожидающих путевку. Естественно, люди задают вопрос: почему не все 100% обеспечиваются путевками? Ответ очень простой: ограничены финансовые ресурсы на эти цели.

Ксения Сокурова: Давайте мы по поводу того, каким образом государство выделяет на это средства, чуть попозже поговорим. У нас есть звонок из Белгорода. До нас дозвонилась Любовь. Любовь, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Ксения Сокурова: Поделитесь, пожалуйста, вашей историей.

Зритель: Я переехала с республики Узбекистан в 2002 году. Была на инвалидности второй группы. Но когда пошла на официальную пенсию, у меня вторую группу сняли, дали третью. У меня профессиональное заболевание – хроническая интоксикация химрастворителями. Когда я обратилась в наше отделение по правам санаторно-курортного лечения, мне сказали: надо становиться на очередь и выплачивать определенную сумму, прежде чем мне выделять путевку. Я постояла, помялась. Мы переехали с республики, материальное положение у нас тяжелое. И я ушла ни с чем. Сейчас в настоящее время у меня пенсия 9 000 с копейками. С республики мне не высылают… И льгот больше никаких у меня нет.

Ксения Сокурова: Ясно, Любовь. Спасибо. А что за ситуация? Почему человека просят что-то еще и заплатить?

Александр Лысенко: Это мне не очень понятно. Но, Любовь, я хочу вам дать такую рекомендацию. Если действительно у вас имеется связь инвалидности с профессиональным заболеванием, это, конечно, необходимо подтвердить документально. У России с Узбекистаном есть договор о сотрудничестве в сфере социальной защиты населения. Я думаю, необходимо сделать запрос. И будет получен ответ. И тогда вы попадаете в категорию людей, у которых инвалидность связана с профессиональным заболеванием. А здесь как раз обеспеченность путевками практически 100%. И у нас существует специально в Российской Федерации 12 реабилитационных центров, подведомственных фонду социального страхования, где специально занимаются реабилитацией пострадавших от профессиональных травм, заболеваний. И вы, наверное, успешно сможете претендовать на получение путевки в рамках этой категории. И шансов получить путевку у вас будет намного больше. То, что касается получения в обычном порядке как инвалида 3 группы, вы знаете, это зависит от региона, где вы проживаете, но, я думаю, надо написать официально письменное заявление в фонд социального страхования, ваше региональное отделение, филиал, на территории которого вы находитесь. И приложить необходимые документы. Вся информация о том, как написать это заявление, какие документы приложить, имеется на сайте фонда социального страхования. И вы получите письменный ответ. Не надо устно обращаться. Надо обращаться с помощью документов. Тогда все будет нормально.

Виталий Млечин: Александр Евгеньевич, пишут наши зрители: "Скажите, пожалуйста, имеют ли право на санаторно-курортное лечение люди с рассеянным склерозом, если инвалидность не оформлена?". И сразу еще один вопрос: "Многодетным положены такие путевки?".

Александр Лысенко: У нас рассеянный склероз – вообще заболевание инвалидизирующее. И то, что не оформлена инвалидность, не знаю, насколько это правильно. Инвалидность не на основе заболеваний устанавливается, а на основе тех нарушений, которые вызывают это заболевание и тех ограничений жизнедеятельности, которые возникают у человека.

Ксения Сокурова: Может быть, это какая-то ранняя стадия?

Александр Лысенко: В любом случае, к сожалению, рассеянный склероз на сегодняшний день заболевание, которое неподсильно медикам. Можно затормозить его развитие.  Все же я рекомендую собрать все документы и обратиться в учреждение медико-социальной экспертизы. Потому что сегодня, просто будучи больным рассеянным склерозом, претендовать на бесплатное санаторно-курортное лечение вы не можете.

Виталий Млечин: Что касается многодетных семей.

Александр Лысенко: Многодетные семьи – очень сложный вопрос. В федеральном законе о государственной социальной помощи этой категории на сегодняшний день нет. Но во многих регионах есть региональные программы. Я не могу точно сказать, все регионы перечислить. Но то, что они существуют как помощь многодетным семьям – это точно. Поэтому надо обратиться в органы социальной защиты населения по месту жительства и посмотреть, есть ли это в региональных полномочиях этого субъекта Российской Федерации, где проживает такая многодетная семья.

Ксения Сокурова: Коль скоро мы коснулись вопроса региональных льготников, насколько эти списки отличаются от региона к региону? Я говорила про тех, кто может претендовать на такие льготы в Москве, в том числе, например, пенсионерам. Все неработающие пенсионеры, если есть такие показания, могут, пожалуйста, встать в очередь и получать себе бесплатное санаторно-курортное лечение. А в других регионах?

Александр Лысенко: Очень отличаются. На федеральном уровне есть федеральный реестр людей, которые получают государственную социальную помощь в рамках того закона, который вы упомянули. Не во всех регионах ведется учет региональных льготников вот в такой форме, как региональный реестр. И, конечно, регионы очень отличаются друг от друга. Почему? Да потому что отличаются по своим финансовым возможностям. Да, вы привели в пример Москву. Конечно, это финансовые возможности. Но я бы поставил еще на один уровень с финансовыми возможностями – это воля руководства, это такое чувство справедливости, социальной сопричастности. От этого тоже очень много зависит.

Ксения Сокурова: Мне интересно. Например, люди живут на крайнем Севере. Ведь это же сложные условия, которые явно влияют на здоровье. Это как-то отражается в этих льготных программах?

Александр Лысенко: Да. Это отражается, например, я недавно был в командировке в Ненецком автономном округе. Надо сказать, что вообще серьезные льготы у нас для северян установлены. Это огромный по продолжительности отпуск, например, 80-90 дней. Это региональные программы оздоровления, когда детей как раз и мамочек отправляют в пансионаты, в санатории. Поэтому для жителей крайнего Севера, конечно, существуют такие определенные преференции. Но надо иметь еще в виду, что кроме самой путевки, если это федеральный льготник, оплачивается еще проезд к месту лечения и обратно. И вот от общей суммы, которая выделяется на санаторно-курортное лечение (это примерно 12-15%). Это может варьировать от региона. Потому что кто-то на поезде, кто-то на самолете, цены разные. Но если человек самостоятельно едет на санаторно-курортное лечение или за счет региона, то тогда он не получает льготы по проезду, если они не являются федеральными. Тогда регион сам уже решает этот вопрос. Но давайте все-таки примем еще во внимание то, что зарплата наших северян намного выше, чем зарплаты тех, кто проживает на континенте.

Ксения Сокурова: Но и проезд до югов стоит.

Виталий Млечин: И жизнь в целом там, конечно, тяжелее, не будем об этом забывать. Давайте сейчас сделаем маленькую паузу. Александр Евгеньевич Лысенко у нас сегодня в гостях, член рабочей группы центрального штаба ОНФ "Социальная справедливость".

Виталий Млечин: Мы продолжаем говорить о санаторно-курортном лечении, о том, как получить путевки в дома отдыха. Наш гость – Александр Евгеньевич Лысенко, член рабочей группы центрального штаба Общероссийского народного фронта "Социальная справедливость". И мы еще раз призываем всех наших зрителей звонить нам в студию в прямой эфир.

Ксения Сокурова: И задавать вопросы.

Виталий Млечин: И рассказывать, может быть, о своих каких-то проблемах. Или, может быть, наоборот, у вас есть какой-то позитивный опыт получения путевок, хорошо отдохнули. Позвоните 8 800 222 00 14 – телефон прямого эфира. Или СМС на номер 3443. В начале сообщения ставьте буквы "ОТР". И самое важное, о чем мы не устаем вам напоминать, что это абсолютно бесплатно, за свой кошелек не переживайте.

Ксения Сокурова: Есть у нас как раз звонок из Твери. До нас дозвонилась Светлана. Светлана, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Ксения Сокурова: Расскажите, какая у вас проблема.

Зритель: Я родилась в Воркуте (заполярный город) в 1951 году. В 1994 году по состоянию здоровья меня вывели на вторую группу. И через 5 лет я получила бессрочную. Сколько я ни писала заявлений на предоставление хотя бы мне путевки (а это вторая бессрочная), мне ни разу не пришел положительный ответ. Переехав в Тверь, там та же самая история. И что пришлось сделать? Отказаться от курортного лечения и получать 101 рубль в месяц компенсацию. Таких людей, как я, миллионы. И то, что сейчас говорят, я вообще не верю. Во-первых, у меня рабочий стаж, помимо инвалидности, 35 лет, 8 месяцев и 23 дня. И ничего.

Ксения Сокурова: Ясно, Светлана. Спасибо большое. А как-то можно проследить, какой ты в очереди, например. Вот ты написал это заявление. Вообще эту ситуацию.

Александр Лысенко: Безусловно. Можно проследить, какой ты в очереди. И, Светлана, хочу ответить на ваш вопрос. Конечно, надо занимать активную позицию для того, чтобы следить за очередью, вовремя подать заявление, побеспокоить тех, кто занимается этим вопросом. У нас очень много случаев, даже когда люди обращаются в прокуратуры, в суды. И органы соцзащиты или фонд социального страхования принуждает выдать человека путевку. То, что вы в течение многих лет как инвалид второй группы бессрочно не получаете путевку, очень странно, потому что вы видели те цифры, которые мы демонстрировали. 3 года ожидания – да.

Ксения Сокурова: Ну, 4.

Александр Лысенко: Но никак не больше. Это первое. Второе. Вы знаете, конечно, вторая группа – это серьезно. И, безусловно, эти 100 рублей не заменяют санаторно-курортного лечения, так необходимого для вас. Поэтому все же рекомендовал бы вам получать эту льготу в натуральной форме, подать заявку. В индивидуальной программе реабилитации у вас органами медико-социальной экспертизы должно быть записано санаторно-курортное лечение. Я уверен на 100%, что вас поставят на очередь и вы получите санаторно-курортное лечение, потому что 100 рублей все равно ситуацию для вас не спасают.

Виталий Млечин: Я правильный вывод сделал из ваших слов, что чтобы добиться положенного по закону санаторно-курортного лечения, надо все-таки следить, подстегивать эти органы. Нельзя так, чтобы пришел, отдал заявку и сидишь, ждешь, пока тебе принесут домой билет.

У нас во многих местах, куда мы обращаемся, чиновников надо подстегивать. Это и есть активная жизненная позиция

Александр Лысенко: Давайте будем откровенны друг перед другом и перед зрителями. У нас во многих местах, куда мы обращаемся, надо подстегивать. Это и есть активная жизненная позиция. Если сидеть и ждать, когда все блага на тебя спустятся, такого в жизни бывает редко. Поэтому активная жизненная позиция, второе – правовая грамотность. Ведь все написано на сайтах, можно пойти проконсультироваться, вникнуть в суть вопроса и тогда грамотно разговаривать с теми же чиновниками, грамотно писать грамотные обращения. Я думаю, что должен быть такой подход.

Ксения Сокурова: Александр Евгеньевич, я боюсь того, что люди, которые больше всего нуждаются в такой льготе, это люди действительно с плохим здоровьем. У инвалидов просто нет возможности ходить по этим инстанциям. Иногда ведь пока ты туда не придешь и не постучишься в конкретную дверь к конкретному человеку 10 раз, ты ничего не получишь, как просто если ты будешь писать на сайт.

Ведь, мне кажется, в этом проблема. Ведь они то совсем не защищены в этой ситуации.

Александр Лысенко: Да. Конечно. Инвалиду первой группы или ребенку-инвалиду, для того чтобы получить путевку. Во втором случае мамочка должна пойти. Некому оставить ребенка. В первом случае инвалид первой группы, предположим, на коляске. И у нас среда не везде доступная. Он не может самостоятельно дойти. В этом случае у нас предусмотрены определенные механизмы, которые надо использовать. Во-первых, есть такой механизм – социальное сопровождение. И в таком случае социальный работник приходит на дом и помогает оформить заявление, передать его, куда необходимо. Во-вторых, у нас сейчас очень распространяются дистанционные формы обращений по этим вопросам. Я понимаю, конечно, не всегда люди с тяжелой инвалидностью обладают навыками работы в интернете и так далее. Но могут быть и близкие, и родные, и дети, которые могут помочь отсканировать документы, направить заявление. Если надо, это все проверят. Сейчас формируется федеральный реестр инвалидов, где все о человеке будет записано уже. И где человеку самому не надо бегать, собирать справки, потому что этот реестр будет сам собирать необходимые документы из различных ведомств. То есть, конечно, мы идем сейчас к тому, чтобы максимально сократить путь человека и максимально облегчить ему получение этого. Да, не везде это делается. Но Народный фронт как раз и занимается этим вопросом, для того чтобы выявить все барьеры, которые существуют у таких людей, для того чтобы обратить внимание власти на необходимость ликвидации этих барьеров.

Ксения Сокурова: У нас же сейчас так здорово развиваются технологии. Пожалуйста, электронные очереди есть во многих поликлиниках, по крайней мере в больших городах. Электронные медицинские карты, дневники, все, что угодно может быть в электронном виде. И мне кажется: неужели это так сложно – давайте мы посмотрим всех льготников по всем программ – федеральным и региональным, занесем их всех в реестр. Врач, допустим, назначает этому льготнику санаторно-курортное лечение – тут же где-то в единой базе эта информация появляется, тут же все это как-то коррелируется с очередью. Неужели это так сложно, простите, в XXI веке?

Александр Лысенко: С 1 января 2017 года такой реестр заработает. Сейчас он активно разрабатывается. Оператором этого реестра будет Пенсионный фонд Российской Федерации. И в этом реестре несколько (больше сотни) различных показателей, в том числе и тех, которые касаются санаторно-курортного лечения, обеспечения средствами реабилитации и так далее. Идем по этому направлению.

Виталий Млечин: Александр Евгеньевич, пишут уже не первую СМС-ку по поводу интернета: "Вы не допускаете, что не у всех есть компьютеры или интернет?". Безусловно, допускаем. Что делать, если нет интернета? Куда идти? Где получить всю информацию?

Александр Лысенко: Надо снять трубку и позвонить в филиал регионального отделения Фонда социального страхования, представиться, объяснить ситуацию и получить полноценную консультацию. Сейчас специально Фондом социального страхования проводится обучение по работе с льготными категориями, с инвалидами, потому что не все инвалиды могут… Люди, у которых ослаблен слух. Он не может пользоваться телефоном. Тогда другой вариант. Тогда к нему придет человек, если он не может позвонить. Тогда письменно можно обратиться.

То есть на самом деле, конечно, мы понимаем, что не везде, но надо в каждом случае индивидуально подходить. Но сегодня такого информационого барьера, как был даже 5 лет назад, таких барьеров уже нет.

Ксения Сокурова: А давайте все-таки вернемся, опять же, к инвалидам. Какие у них проблемы с доступностью санаторно-курортного лечения? Именно у этой категории граждан.

Александр Лысенко: Конечно, если мы говорим об инвалидах, то речь идет не только о доступности в части получения путевки. Но еще речь идет о том, что, к сожалению, не все санаторно-курортные учреждения, куда дают путевки, доступны для различных категорий инвалидов. Я имею в виду не только инвалидов на креслах-колясках, но я имею в виду, например, детей-инвалидов с тяжелой инвалидностью, которых мамы на колясках возят. Я имею в виду незрячих людей. Я имею в виду другие категории. И в этом плане как раз буквально недавно, летом, Общероссийский народный фронт проводил рейд.

Ксения Сокурова: Мы смотрим сейчас эти кадры. Как раз видно, что невозможно заехать на коляске.

Александр Лысенко: Это Краснодарский край, Анапа, детский санаторий "Кубань". Вот дорога, которую надо перейти, чтобы попасть в санаторий.

Ксения Сокурова: Это высота бордюра такая?

Все объекты и зоны санатория должны быть доступны для инвалидов. Иначе смысл санаторно-курортного лечения полностью теряется

Александр Лысенко: Высота этого бордюра примерно 40 см. А вот этот пандус, лестница. Вот стоянка и рядом бордюр. Если человека на кресле-коляске привезут, он не сможет. Хотя есть место. Вот здесь не проедешь. Надо еще 200 м проехать. А это пандус, который вообще выполнен со всеми нарушениями. Причем, надо сказать, что в этом рейде фронтовиков участвовали и сами люди с инвалидностью. Это не просто пришли эксперты, посмотрели. Сами мамочки. Поэтому это самая объективная информация. Это все обсуждалось, выносилось на заседание круглого стола. Что надо сделать самое главное, чтобы решить эту проблему? В нашей стране с 1 января этого года требования доступности при новом строительстве, при реконструкции обязательны. Требования доступности услуг становятся обязательными. Но надо понимать. Просто сразу мгновенно сделать санаторий доступным невозможно. Первое, что надо делать – проводить паспортизацию таких объектов на предмет доступности. Потому что есть входная группа, есть зона, где предоставляются услуги, где человек живет, где человек питается. Все эти объекты, все эти зоны, прилегающая территория – они должны быть доступны для инвалидов. Этот вопрос требует решения. Иначе смысл этого санаторно-курортного лечения, как вы понимаете, вообще полностью теряется, потому что если человек не может попасть в лечебный корпус, ну что, просто приезжать в санаторий ради питания и отдыха? Конечно, это неправильно. Поэтому спасибо, что вы подняли этот вопрос. Он чрезвычайно важен. И эта стратегическая линия народного фронта – осуществлять сегодня мониторинг доступности социально значимых объектов.

Средства на оборудование для вот таких объектов выделяются из федерального бюджета в том числе. Субсидии поступают субъектов Российской Федерации. И в том числе учреждения различного профиля – и здравоохранение, и так далее, они все должны реконструироваться.

Ксения Сокурова: А вообще каким образом выбирается конкретный санаторий в данную программу? У нас же многое делается по конкурсу. И очень часто это самые дешевые варианты. И у меня вопрос: там вообще можно отдохнуть?

Александр Лысенко: Очень правильный вопрос. У нас буквально недавно (в прошлом или позапрошлом году) был такой случай. Когда проводится электронный аукцион в Санкт-Петербурге, понятно, критерии главные – это низкая цена. Одно из учреждений выигрывает. Но когда люди там появляются, оказывается, что там нет не только доступности, там нет холодной и горячей воды.

Ксения Сокурова: Отличный отдых.

Александр Лысенко: Естественно, расторгается договор. Но в соответствии с федеральным законом №44, который как раз регулирует такие госзакупки, существуют определенные сроки. Срок после объявления конкурсной процедуры – 45 дней. А если вдруг где-то проваливается, значит еще получается, что в связи с таким несовершенством законодательства получается в условиях дефицита средств кое-где появляются остатки средств, не использованные на приобретение санаторно-курортных путевок. И я рассчитываю, что наши новые депутаты нового созыва, которых изберут, а там, я думаю, будут фронтовики, они этот вопрос должны решать. И приобретение санаторно-курортных путевок должно быть, конечно, в особом режиме с учетом требований доступности и других требований.

Виталий Млечин: У нас осталось буквально 2 минуты. Всего ничего. Давайте все-таки почитаем то, что пишут наши зрители. "Предлагают путевку только по Ростовской области. Законно ли это?".

Александр Лысенко: У нас рекреационные зоны – это Краснодарский край, Крым, Ставропольский край в основном. Количество санаториев там велико. Но, конечно, всех туда отправить невозможно. Это первое.

Второе. Знаете, конечно, те небольшие деньги, которые выделяются на путевки, они очень экономно расходуют. Там на сутки пребывания 1200 с чем-то рублей всего. Поэтому путевка стоит около 20 тысяч рублей. Поэтому на самом деле очень часто просто благодарят санаторий, что они участвуют в конкурсах и продают путевки, и, конечно, это по большей части не сезон и не в южные санатории, которые достаточно дорогие.

Наконец, третье. Вообще-то для очень многих людей именно показаны местные санатории, особенно для пожилых людей. Не рекомендуется менять климат, местность. Поэтому в каждом случае надо подходить конкретно. Хотя сам знаю, что люди с инвалидностью, особенно на креслах-колясках, мечтают увидеть море.

Мы стали специально выделять средства и направлять инвалидов на отдых в Крым. Это наша большая победа

Поэтому то, что мы стали принимать и специально выделяются средства на направление этих людей сегодня в Крым – это наша большая победа.

Виталий Млечин: Давайте на такой положительной, позитивной ноте закончим, просто потому что у нас не осталось больше времени. Еще раз напомним нашим зрителям, что те СМС-ки, которые мы не успели сейчас прочитать, мы передадим Александру Евгеньевичу. И Общероссийский народный фронт постарается ответить и помочь тем, кому возможно.

Ксения Сокурова: Потому что мы, к сожалению, не в состоянии прочитать ваши вопросы в эфире. Но не переживайте. Они найдут адресата. Спасибо большое, Александр Евгеньевич. Я напомню, мы беседовали с Александром Лысенко, членом рабочей группы центрального штаба ОНФ "Социальная справедливость". Говорили о доступном санаторно-курортном лечении. Спасибо большое.

Александр Лысенко: Спасибо.

https://www.otr-online.ru/

Схожие публикации

Оставить отзыв

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *