Победитель ННД

По центру Москвы инвалидам без сопровождающих лучше не ходить

ВЫСОТА БОРДЮРОВ, СОГЛАСНО МЕЖДУНАРОДНЫМ СТАНДАРТАМ, НЕ ДОЛЖНА ПРЕВЫШАТЬ 2 САНТИМЕТРОВДепутат Крупенников обещал «Парламентской газете», что осенью лично проверит Москву на доступность для маломобильных граждан.

После сегодняшнего рейда активистов Российской общественной организации инвалидов «Перспектива» по центру столицы заместитель председателя Комитета Госдумы по информационной политике, информационным технологиям и связи Владимир Крупенников заявил «Парламентской газете»: устранять недочёты, которые не позволяют Москве быть городом, доступным для инвалидов, необходимо за счёт подрядчиков или глав управ.

«После отпуска я готов вновь проехать по этому маршруту и передать список всех недостатков лично Собянину», — пообещал депутат от Москвы, инвалид 1 группы из-за травмы позвоночника, Крупенников.

Не огороженные полуподвалы - самое страшное препятствие на пути незрячего пешехода
Не огороженные полуподвалы - самое страшное препятствие на пути незрячего пешехода

Благоустройство столицы — в теории и на практике

Задача рейда, который 9 августа провели активисты «Перспективы» вместе с корреспондентом «Парламентской газеты», — определить, насколько доступен для маломобильных граждан центр города. Наш путь пролегает от станции метро «Третьяковская» по Большой Ордынке до Карамышевской набережной — довольно популярный маршрут среди туристов, которые запланировали в один день посетить Третьяковскую галерею и музеи Кремля. По традиции, в группе аудиторов — люди с разными видами инвалидности. Мария Генделева, она же руководитель одного из направлений «Перспективы» — колясочница, активист Гриша передвигается по городу с палочкой, старшеклассник Дмитрий — слабовидящий, его приятель Фёдор — незрячий, а Вероника — инвалид по слуху.

Площадь у метро «Третьяковская» благоустроена на «пятёрку». Безукоризненно гладкая плитка, по периметру — устойчивые лавки и урны. Сворачиваем на Большую Ордынку и переходим дорогу. Электроскутер Марии без всяких усилий скатывается по съезду и преодолевает пешеходный переход. Фёдора сопровождает мама — Татьяна Николаевна. Женщина идёт первой, сын за ней, одной рукой придерживая её за плечо. Следом за ними, держась за Фёдора, шагает Дмитрий. Двигаются они не шеренгой, а наискосок друг от друга, чтобы не загораживать весь тротуар. Этот метод передвижения — сопровождающий впереди, незрячий за ним, самый надёжный, потому что даже передвигаясь с палочкой, слабовидящий человек рискует не вписаться в поворот, врезаться в столб или вообще выйти с тротуара на проезжую часть. Тем более что тактильной плитки — своего рода предупреждающего знака для слепых - на Большой Ордынке нет и в помине. А вот первое серьёзное препятствие — возле архитектурного ансамбля «Всех скорбящих радость» через плитку перекинули трубу. Скутер Марии переносят на руках сопровождающие, все остальные перешагивают её без посторонней помощи.

 

Ловушки для незрячих

Тротуары, отмечают участники рейда, стали гораздо шире. По ним удобно передвигаться, даже если половину занимают летние кафе.  Но вот на Большой Ордынке мы переходим на другой конец улицы и с удивлением замечаем, что на другой стороне съезда нет вообще. От пешеходного перехода тротуар отделяет бордюр высотой 20 сантиметров (согласно строительным нормам, его высота не должна превышать 2 сантиметра). Передние колеса скутера с ходу берут барьер, задние — безнадёжно застревают. Резкий скрип тормозов — даже страшно представить, что произошло бы, не будь с нами двух рослых сотрудников «Перспективы». Кстати, детская прогулочная коляска тоже не одолеет такое препятствие. На следующем переходе — такая же картина. С нечётной стороны — удобный съезд, с противоположной -  высоченный бордюр. Видимо, два съезда на одном переходе —  непозволительная роскошь даже для столицы. Но это ещё не всё. Возле дома 13 сразу две ловушки для незрячих: неогороженный полуподвал с крутыми ступенями и выпирающее на тротуар крыльцо магазина. Обычно слабовидящий человек, объясняют активисты «Перспективы», идёт по правой стороне улицы, как раз там, где расположены все эти препятствия. Согласно международным нормам, каждое из них должно иметь предупреждающий указатель — ребристый и ярко-жёлтого цвета. В принципе, если есть бордюр, то такой указатель не нужен, незрячему человеку он будет сигнализировать, что тротуар закончился и надо быть осторожнее.

Поворачиваем на Карамышевскую набережную и наблюдаем сразу три парковочных места для инвалидов, как обычно, занятых машинами без соответствующего знака.

Пятницкая улица, как и Карамышевская набережная производят более приятное впечатление. Среди серьёзных недочётов — огромный рекламный щит посреди тротуара, несколько столбов (один из них обтянутый проволокой) и парковка для велосипедов, разумеется, при полном отсутствии предупреждающих знаков.

«Одного сына в город не отпущу», — испуганно озираясь по сторонам, твердит Татьяна Николаевна.

В аудите на доступность городских улиц приняли участие общественники с разными видами инвалидности
В аудите на доступность городских улиц приняли участие общественники с разными видами инвалидности

Программа станет бесконечной

Заканчиваем наше путешествие у метро «Третьяковская». Все рекомендации, а по дороге аудиторы считали не только столбы и бордюры, но и урны, лавки, будут направлены в мэрию. «Начиная с 2006 года, когда Россия ратифицировала Конвенцию о правах инвалидов, в Москве немало сделано», — резюмирует Мария Генделева. По словам общественницы, раньше колясочник и мечтать не мог, чтобы пойти в музей, кинотеатр или торговый центр. Сегодня по своему району Ясенево Мария, как и многие участники рейда, передвигается в основном сама. И все-таки время от времени, как и сегодня, ей приходится обращаться за помощью. «Наша цель — уравнять в правах всех горожан и гостей столицы, чтобы они чувствовали себя удобно, несмотря на возраст и физические возможности», — говорит она.

 «Пока мы наблюдаем некоторую доступность городской среды для инвалидов-колясочников: при благоустройстве улиц обустраивают пандусы, расширяют входные двери», — отметил первый замглавы думского Комитета по образованию и науке, инвалид по зрению Олег Смолин. Гораздо хуже, по мнению парламентария, обстоят дела с приспособленностью улиц и зданий для незрячих. «Направляющая плитка уступает даже той, что мы имели в советский период. Ходить с тростью по городу стало сложнее», — делится депутат. Наконец, третий элемент благоустройства — звуковые сигналы и озвученные лифты — практически отсутствуют в России. «Вывод один — продлевать программу «Доступная среда», рассчитанную до 2020 года, до тех пор, пока все недочёты не будут устранены», — резюмирует депутат Смолин. 

https://www.pnp.ru/

Схожие публикации

Оставить отзыв

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *