Победитель ННД

Радость движения Инги Татур

Радость движения Инги Татур. Прогулки должны быть долгимиИнге Татур нужна помощь, чтобы получить максимум свободы. Она хочет как можно больше двигаться и меньше уставать, чаще перемещаться по городу и прогуливаться с подругами. У Инги мышечная дистрофия, и она может передвигаться только в инвалидном кресле. Ее старая коляска почти износилась за десять лет эксплуатации. Каждый раз, выезжая в город, Инга рискует: коляска может сломаться.

Сидя в сквере и беседуя с Ингой около десяти минут, понимаешь, что личность перед тобой многогранная, интересная. Участие в культурной жизни города она принимает даже больше многих бобруйчан, а бывает на свежем воздухе всего-то несколько дней в неделю.
– Я перестала ходить в 14 лет, выходить на улицу еще в 12. До шести лет меня усиленно водили по врачам, – вспоминает Инга. – Все меньше и меньше передвигалась, на четвереньках, ползла, как могла… Моя болезнь связана с постепенным отмиранием мышц. Врачи сказали, что заболевание врожденное. Мое тело постепенно мне отказывало. Да, было сложно с этим смириться. Утешение находила в поэзии, особенно нравилась Цветаева. Могла от эмоций, перенесенных на бумагу, не спать всю ночь. Сегодня, если меня плохо усадить в коляску, я буду напрягать некоторые группы мышц и страдать от этого, сильно утомляться. Если сильно резко закинуть голову назад, я ее и не подниму. Излечить это невозможно. Ни наша, ни западная медицина мне помочь не сможет. Можно незначительно поддержать тонус специальными гимнастическими упражнениями или, как мои знакомые с тем же диагнозом, пить специальные коктейли для укрепления мышц, которые стоят весьма недешево, и никто не доказал, что они действительно помогают.

Ингу, как и многих колясочников города, на прогулки вытянул известный Сергей Мацкевич (он тоже колясочник и весьма активный бобруйчанин, ведет свой бизнес и добивается максимальных удобств в городской среде для людей, передвигающихся на колясках).
– Я увидела, что можно жить так, и подумала, что так и надо, – вспоминает собеседница. – В 25 лет я вновь впервые вышла на улицу. Как-то я забыла, что такое 28 градусов мороза… Это были новые впечатления. Сегодня пока я жива и могу двигаться. Я счастлива. Коляска дает мне возможность не страдать, иметь свободу передвижения. С моим диагнозом мне, к сожалению, коляски белорусского производства не подходят, кроме того, они рассчитаны больше на людей, которые передвигаются вблизи дома. Я же предпочитаю дальние расстояния. Неподвижности мне хватает дома. Вся жизнь возле ноутбука и книг, сижу на диване. Любое мое передвижение требует помощи со стороны. Помогают мама, племянница, социальный работник, есть подруга на форс-мажорные ситуации. А коляска дает мне возможность управлять своей жизнью. Я захотела – пошла на рынок, отправилась на концерт. Приятно, когда ты можешь что-то сама.
Выходить получается два раза в неделю. Если Инга день гуляет, на следующий приходится восстанавливаться. Она обожает живопись, в том числе и бобруйских мастеров, частый гость галере на Гоголя. Сама же признается, что рисование не осилила, да и хобби как такового нет – не хватало веры в себя. Школьные годы Инга провела на домашнем обучении. Рассказывает, что в то время инвалидам детства многих предметов не преподавали, в том числе и иностранных языков.
– Учитель математики преподавала мне и физику по доброте своей. А учитель гео­графии дала знания по истории и ботанике. А когда я перешла в девятый класс, на меня свалились резко все предметы. Меня попытались в сжатые сроки обучить французскому. Я тогда думала, что умру рано, и о будущем особо не заботилась. Сейчас я понимаю, что была не права. Сегодня мне уже 49 лет. В России живет художница Людмила Киселева, у нее такой же диагноз, и она старше моей мамы. Когда я о ней узнала, сказала себе: «Инга, ты профукала свою жизнь, нужно было учиться!»
Сегодня бобруйчанка изучает польский язык. Благодаря маме она окончила школьный курс английского, теперь подтягивает первоклашек. Если и есть какая-то профессия, близкая сердцу моей собеседницы, то это учитель начальных классов: она очень любит детей.

Радость движения Инги Татур. Прогулки должны быть долгими
Радость движения Инги Татур. Прогулки должны быть долгими

Женщина признается, что ее окружают хорошие люди (плохие надолго не задерживаются). Инга обожает прогулки с подругами (они тоже передвигаются с помощью колясок). Светлана, Анастасия и Наталья вместе с Ингой весело проводят время, посещают театр и кино, могут остановиться в кофейне.
– Светлана меня научила выбирать друзьям подарки. Это хороший тренинг для меня: чтобы человеку по характеру подходил презент. Еще Света как-то мне сказала, что у нас одна жизнь. И если будешь бояться, проведешь ее в страхе. Сегодня я счастлива жить. У меня отличные подруги: интеллигентные и внимательные, веселые, настоящие.
Инга отмечает, что с годами безбарьерная среда в городе улучшилась – многое стало доступнее. Так, теперь нет проблем с посещением большого зала театра. Бобруйчанам выражена особая благодарность – они спокойно реагируют на появление колясочника в городе, хотя раньше Инга немного стеснялась своего способа передвижения.
– Помощь приходит, есть волонтеры, готовые помочь с доставкой меня в определенное место. У нас замечательные люди.

Сбор средств на кресло-коляску инвалидную с электроприводом iChair MC2 производства компании Meyra (Германия) открыт. Необходимо собрать 10550 рублей.
Принять участие и помочь можно по ссылке www.talaka.org
Или по номеру банковской карты:
4916 9896 4936 9013 - BYN

BY77PJCB30143230081005649933 – USD
BY77PJCB30143230081005649933 – EUR
BY77PJCB30143230081005649933 – RUB
Инга будет рада любой помощи!

Радость движения Инги Татур. Прогулки должны быть долгими

Related posts

Leave a Reply

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.