Победитель ННД

На Урале прошел первый конкурс красоты среди инвалидов

Екатерина Барановская - о конкурсе«Не нужно жалеть». На Урале прошел первый конкурс красоты среди инвалидов. Екатерина Барановская - о конкурсе, гуманизме, жалости, страхе и незрячем Генри.

«Моя история не «про инвалидов», а про расширение человеческих границ отношения друг к другу, про мир без границ», - говорит руководитель Фонда «Возможно всё» на Урале, идеолог конкурса красоты для девушек с ограниченными возможностями здоровья «Мисс Цивилизация – Урал» Екатерина Барановская.

Без границ

Рада Боженко, «АиФ-Урал»: Идея проведения конкурса красоты среди девушек с ограниченными возможностями здоровья была воспринята неоднозначно…

Екатерина Барановская: Да, в социальной сети появился пост о том, что мы занимаемся жестокой благотворительностью, что взяли людей с ДЦП, у которых спастика, и что мы насмехаемся над инвалидами, призывая их участвовать в таких конкурсах. «Нельзя устраивать соревнования по плаванью между зайцами, птицами и рыбами», - это цитата. Причем этот пост написал человек, который хотел стать у нас волонтёром. Но пришёл, посмотрел и счёл нашу идею неадекватной. Естественно, это подхватил ряд СМИ.

- Удивительно, ведь в России подобные конкурсы проводились. Или их тоже критиковали?

- Нет, это именно Урал так отреагировал. Может быть, наш регион еще недостаточно «прокачан» в этой теме, у нас люди с инвалидностью не так давно стали появляться на улицах. Каких-то пару лет назад нам приходилось кого-то прямо вытаскивать: «Давай прогуляемся!» Сейчас с этим проще, но, видимо, не для всех горожан это естественно. Поэтому и возникают такие оценки, как «некрасиво».

Я была на подробных конкурсах, в частности, в прошлом году в Казани в качестве члена жюри – этот конкурс привёл меня в невероятное душевное состояние. Там победила девочка-пианистка, у которой нет ни рук, ни ног, она играет локтями. Потрясающий человек, с потрясающей энергетикой, с огромным внутренним потенциалом, показавший то, что недоступно нам.

Странно оценивать красоту исключительно по наличию или по отсутствию спастики, мы же не говорим о каких-то внешних стандартах, наша история о другом.

- Вы, вообще, как относитесь к слову «инвалид»?

- Мне кажется, это некий шаблон, оценка, «оболочка». Поэтому я лояльнее к форме «человек с инвалидностью», «человек с особенностью», «человек с ограниченными возможностями». Хотя, как показывает практика, возможности у этих людей безграничны. Это демонстрируют и наши девочки, которые готовятся к конкурсу. Среди них есть те, кто занимается конным спортом, кто прыгал с парашютом, кто рисует вопреки проблемам с движением рук, кто пишет невероятно глубокие стихи.

У нас одна девочка приехала для участия в конкурсе из Оренбурга. Сейчас Юля живёт в семье нашего волонтёра, они ей помогают передвигаться, преображаться. Как человек, исповедующий идею мира без границ, я этому очень рада. Моя история не «про инвалидов», а про расширение человеческих границ отношения друг к другу. И эта ситуация как раз про мир без границ – человек из Оренбурга может приехать в другой город, поселиться в семье, получить поддержку, участвовать в конкурсе, что-то изменить в своей жизни.

На Урале прошел первый конкурс красоты среди инвалидов
Я перестала ощущать, что мы им только должны, что сами они ничего не могут. И, самое главное, я поняла, что их не нужно жалеть, потому что это обижает

Правила игры

- Как родилась идея проведения конкурса «Мисс Цивилизация - Урал»?

- Мы проводили Форум особенной красоты – такое спокойное мероприятие, где девушек переодели, накрасили, они вышли на сцену и им подарили подарки. Но в какой-то момент я поняла, что, во-первых, подобные мероприятия проводят и другие структуры, принципиальной разницы нет, а во-вторых, здесь нет и толчка для развития. Снова накрасили, снова подарили подарки, снова сказали: «Девочки, вы красивые», и на этом всё закончилось. Но сама идея конкурса не моя, я часто бываю в других городах России, в других странах и видела их опыт. Кроме того Фонд Ксении Безугловой, который я представляю, проводил такие конкурсы красоты.

А в Казани меня потрясла атмосфера – нет жёсткой конкуренции, свойственной обычным конкурсам красоты, нет злобы. Да, кто-то выигрывает, кто-то проигрывает, но общий настрой очень дружелюбный. И тогда мне захотелось провести такой конкурс в Екатеринбурге, потому что это другие эмоции, другой путь к финалу, это личные усилия на пути к победе.

Но мне пришла идея не только привлечь к его проведению друзей и коллег, а создать городскую команду людей, которые хотят что-то менять в этом мире. У нас прошёл «Гуманистический завтрак», на котором я рассказывала, что такое гуманизм, как он развивался, почему мы этим занимаемся, какой у нас есть опыт, в том числе в преодолении сложностей. И сто процентов людей, которые пришли на завтрак, остались в нашей команде волонтёров. Чтобы не только кому-то помочь, но и привнести что-то в свою жизнь. Так что, по сути, конкурс превратился в преображающий путь для конкурсанток и в некий квест для волонтёров, поскольку к каждой девочке прикреплена команда: с ней работают стилист, визажист, тьютор – наставник, который помогает раскрыть потенциал и, возможно, принципиально изменить жизнь. То есть финал, по сути, не столь важен, как этот процесс постоянного взаимодействия людей. По-моему, это круто!

- Насколько я знаю, на этапе кастинга не всё прошло гладко. Причина - обиды?

- Да, на этом этапе были неожиданности. Регламент подразумевал некий отсев, как бывает на любом конкурсе. В частности, критерием отсева была невозможность посещать все этапы конкурса. Скажем, подразумевается, что девочки посещают стилиста и визажиста, которые их преображают. Они могут посоветовать подрезать волосы, поменять цвет… Но некоторые на это не соглашались или говорили: «На эти мастер-классы я пойду, а вот на эти нет». Но, позвольте, есть правила игры.

Или другой пример. В отношении одной девушки мы просто поняли, что с ней не справимся. Она кричала, перебивала, хотела, чтобы всё внимание было только ей. Но, опять же, в регламенте у нас прописаны этика и уважение к другим участницам – это важно. Теперь мама этой девушки говорит, что мы обидели её дочь и вообще им наши мастер-классы не важны, что им нужен финали мы обязаны были её взять. Так что да, возникали инциденты. Все хотят честный, справедливый конкурс, где все на равных, где есть творческие этапы, но когда доходит до отсева, возникает вот это: «Вы должны».

14 девушек

участвуют в конкурсе «Мисс Цивилизация».

«Не ходи хвостом»

- Екатерина, а с какими неожиданностями пришлось столкнуться, когда вы только начали на общественных началах работать с людьми с инвалидностью?

- Ещё в детстве, когда мои одноклассники занимались в кружках, я была командиром «звёздочки», которая оказывала помощь детскому дому. Откуда это во мне? Не знаю, если честно. А лет шесть назад в моей жизни (так, наверное, звезды сошлись) появился Генри со своей собаченцией Кейсли – незрячий студент, который приехал учить русский язык и посмотреть Россию. И вот у меня дома сын, которого надо отправлять 1 сентября в школу, собака и незрячий парень. Думала: Господи, как это произошло в моей жизни?

Но потом я поняла, что для моей семьи это был колоссальный опыт. Спустя два дня как Генри жил у нас, он вдруг говорит: «Катя, перестань ходить за мной хвостом, ты меня обижаешь. Не надо засовывать мои вещи в стиральную машину. Покажи кнопку и отстань от меня. И чай я способен заварить сам». А я-то думала, что обижу его невниманием!

Пока Генри у нас жил, мы пережили массу всевозможных ситуаций. Скажем, у него собака-поводырь, а её в торговый центр не пускают. Он охранникам говорит: «Ребята, собака - это мои глаза!» А они нас выталкивают на улицу. Из общественного транспорта его высаживали. Вот такие истории у нас были. Но Генри научил меня тому, что возможности «людей с ограниченными возможностями здоровья» и вправду безграничны. Представляете, он за два месяца выучил русский язык так, что по телефону я путала его с одним из своих знакомых.

С тех пор у меня поменялось отношение к людям с инвалидностью. Я перестала ощущать, что мы им только должны, что сами они ничего не могут. И, самое главное, я поняла, что их не нужно жалеть, потому что это обижает. А ведь это бич нашего общества - жалость и страх по отношению к людям с инвалидностью. Жалость не позволяет что-то сделать, она блокирует настолько, что человек занимает позицию: «я буду жалеть и плакать». А страх как раз рождает такие посты, о которых мы с вами говорили. Это не плохой человек писал, просто он настолько боится, что реагирует, выплескивая яд.

Поэтому я и веду просветительскую работу хотя бы в своём ближайшем окружении. Мне хочется, чтобы люди поняли: гуманизм - это возможность смотреть на человека как на ЧЕЛОВЕКА, каким бы он ни был. И моя идея, моя главная задача состоит не в том, чтобы сделать так, чтобы инвалидам было хорошо. Моя идея – миру мир!

ДОСЬЕ

Екатерина Барановская родилась в Нижнем Тагиле. Училась в УрФУ. Имеет четыре образования: в области журналистики, маркетинга, психологии, лингвистики. Практикующий коуч в области психолингвистики. Руководитель благотворительного Фонда «Возможно всё» на Урале, организатор волонтёрского проекта «Вместе».

http://www.ural.aif.ru/

Related posts

Высказать мнение

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.