Победитель ННД

С коляски в тренажерку

С коляски в тренажерку - Александр ВолошинКак после 20 лет в инвалидной коляске я встал и пошел в тренажёрку. История Саши Волошина.

Есть общепринятая традиция – беларусы беларусов считают ноющей нацией, которая жалуется на судьбу, но ничего не делает. Разбить этот общий миф мы не сможем, но покажем человека того характера, из какого точно можно делать гвозди. Саша Волошин огромную часть жизни провел в коляске – а потом сам совершил чудо (по меркам бездействующего обывателя).

В один из пятничных вечеров, который я проводил в баре за вопросами о цели своего существования, мне позвонила давняя подруга Ангелина. Сказала, мол, с ней занимается парень, у которого, кажется, были какие-то проблемы с почками. Из-за этих проблем он годы провел в инвалидной коляске, а сейчас может ходить и даже больше – занимается в спортзале. Может, кого-то эта история зацепит? Мне стало любопытно самому познакомиться с человеком, который, по факту, является лирическим персонажем. Ведь «нет ничего более увлекательного, чем воля, побеждающая непокорное тело» – такой сюжет мы часто наблюдаем в разных произведениях кино и литературы. Но вот он тут, рядом.

Мы встречаемся у спортивного зала, где он занимается. Небольшой парень с тросточкой довольно быстро шагает в сторону здания, здоровается и идет переодеваться. На вопросы Саша отвечает непривычно резко. Вроде бы и шутит, и забавные истории из жизни вспоминает, но говорит только четко по делу с ярко выраженной точкой в конце. Комплексов – нет. Окружение – отличное. Встал с коляски – и пошел. Всё. Что мне еще воду лить-то?

Саше даже куда интереснее рассказывать про свою работу – хотя с этим вопросом он тоже справляется кратко: «Я с детства увлекаюсь компьютерами, после школы поступил в радиотехнический колледж. А в 1996-м у меня появился первый компьютер. Очень люблю компьютерные игры и этим бешу всех окружающих, что вечно в них играю. К моменту поступления я уже начал увлекаться локальными сетями. Строили локалку с ребятами на 9-ом километре. Народу с компами там было не так много – в пик, может, человек под 40 в ней и собиралось. Вот сейчас и работаю сисадмином».

Уже после разговора, выйдя из зала, я понимаю: наверное, только человек с таким темпераментом мог так далеко зайти и ни разу не остановиться.

«Меня в коляске подняли на сцену на байк-фестивале»

Саша Волошин: «Изначально у меня была почечная недостаточность, а оттуда всё пошло на ноги и руки. Из-за того, что в седьмом классе стало намного сложнее ходить – сел в коляску. Детство проходило, как у всех, кроме того, что в год осложнений перешел на домашнее обучение. Окружающие хорошо ко мне относились, у меня были и есть замечательные друзья и семья. Потому-то, наверное, нет никаких комплексов.

До 18 лет мне не нужна была пересадка, но потом я попал на диализ. Там я в основном спал, потому что до этого либо вообще не спал, либо спал час. Я тогда не работал, учился, да и сам по себе сова: могу спокойно поспать 2-3 часа в сутки.

С коляски в тренажерку - Александр Волошин
С коляски в тренажерку - Александр Волошин

Подали мы на донорство не сразу после того, как я попал на диализ. Сначала нам отказали: в то время это делалось некачественно и не было технологий, которые есть сейчас. Мне сказали, что у меня маленький рост, почку некуда пересаживать – я ведь еще и худой был. Как-то так и отложилось на 10 лет.

Когда ходил на диализ, иногда мог выпивать, да и курить тогда же начал – через пару часов на диализе организм очищался полностью. У меня даже был случай: на мальчишнике у друга мы сильно напились. На утро меня на коляске довезли до этого госпиталя. Через четыре часа они за мной вернулись, а я выехал с вопросом: «Ну что, едем дальше тусоваться?» А они до сих пор оставались никакущими! Это было очень удобно. На диализе можно было всё.

Я часто путешествовал. Однажды поехали с другом покататься на машине, а на следующие сутки мне звонит отец с вопросом, мол, ты вообще где. А я в Москве! Взяли сто баксов на двоих и поехали. Я много на концерты езжу: был на Metallica, Iron Maiden, Black Sabbath. В Минске почти на всех концертах бывал – я ж на коляске, меня фиг собьешь. Меня на ней и поднимали в 2005 году на байк фестивале в Мозыре. Подняли и на сцену выперли. Правда, после того, как начал ходить, пока никуда не выбирался. На Зыбицкой я ни разу не был, хоть часто ходил в другие бары. Ну или в стриптиз с друзьями могли зайти. Минск, кстати, вообще не приспособлен для людей с инвалидностью. Однажды я поехал в Юрмалу на отдых, и чисто случайно застал фестиваль Harley-Davidson. Так там в обычных автобусах, как и у нас, есть пандусы для колясок. А у нас не то что этого нет, так и автобусы могут встать в метре от тротуара.

«В одно прекрасное утро решил «сломать» себе ноги»

Саша Волошин: «Первая пересадка почки была где-то в 31 год, но она не прижилась – на следующее утро удалили. Потом через год позвонили – со второй уже было все хорошо. В прошлом году я смог пойти – и это п***ец как больно. Ты весь в поту, тебя трясет. Я тогда лежал в Аксаковщине на реабилитации после снятия гипса на ногах. Первые шаги начал делать там. Когда меня оттуда забрали, приехал домой, принял душ – и уже без коляски поехал к другу отмечать его день рождения. Сразу стало больше свободы.

В спортзал я попал, потому что надо было наращивать мышечную массу, тренировать ноги – ведь после коляски никаких мышц не осталось. Парень сестры поговорил с мамой, которую тренирует Владимир. Встретились с ним в клубе «Адреналин». Я обошел всю «Европу» с одного конца до другого, по всем этажам, потому что не знал, где он находится. И на меня все так странно смотрели, как непонятно на кого. Договорились с Владимиром, что приеду в другой клуб, где он работает. Вот с мая прошлого года я стал к нему ходить, но длилось это недолго. Я умудрился навернуться с квадроцикла и сломать ту же ногу, которую восстанавливал.

С коляски в тренажерку - Александр Волошин
С коляски в тренажерку - Александр Волошин

Даже когда мне пересадили почку, я не думал, что встану. Как-то само получилось. В одно прекрасное утро решил ноги себе «сломать». Поехал в шестую больницу. Сначала одну сломали, потом вторую. Собрали обратно. Операция на одной ноге прошла успешно, установленные спицы вытащили, а во второй до сих пор титановые пластины. Кстати, перед полетом в Москву немного стремало – будет пиликать или нет. Но оказалось, титан не просвечивается.

В итоге после перелома, естественно, тренировки пришлось прервать, так что весь путь с перелома до походов на работу проходил снова. Примерно в декабре я вернулся к Владимиру и начал все сначала, но в программу уже были включены не только тренировки ног, но и рук.

Многие тренажеры вообще не приспособлены даже под мой рост. Поэтому Владимир постоянно что-то придумывает и изменяет их под меня. Какая у меня цель? Да я просто хочу нормально ходить».

«Другие парятся, чтобы штаны ровно сидели на пятой точке, а Саша для зала как НЛО»

С Ангелиной мы знакомы еще со времен студенчества на кафедре психологии: она медицинский психолог, я – социальный. Теперь она посвятила себя спортивной психологии. И занимается вместе с Сашей.

Ангелина Грибцова: «Если посмотреть, как занимается Саша, становится понятно, что специфика выполнения его упражнений колоссально отличается, например, от обычного присяда. Вова грамотно подбирает классные комплексные, учитывая индивидуальные особенности, все тонкости и нюансы, собирая по крупицам тренажеры на глазах. Ставит лавку от одного тренажера к другому, добавляет цепи, ленточные эспандеры, гантели.

У меня серьезная нагрузка на тренировках, и, конечно, на пиковом пределе выполнения упражнения, сложно сдержаться и что-нибудь не выдать. Но чтобы Саша сказал, что больше не может или устал – при мне такого не было ни разу. Если Вова ставит перед ним задачу сделать столько-то подходов и повторений, в ответ слышно только «окей». Сложно сказать, мотивация это или стремление хорошо себя чувствовать и ходить – наверное, всё вместе. Но такого нет даже в некоторых тренерах.

Существует много людей, которые говорят «я толстый», «у меня колени болят и поэтому мне нельзя приседать и бегать – буду сидеть и хавать батончики».

С коляски в тренажерку - Александр Волошин
С коляски в тренажерку - Александр Волошин

А тут приходит Саша – он для зала как НЛО, – и без всяких комплексов и стеснений валит очень крутые вещи. Другие же парятся, чтобы штаны ровно сидели на пятой точке, бока не вылезали во время выполнения упражнения, вечно поправляют на себе шмотки и смотрят то в зеркало, то на каждого такого же любителя в зале. Мужики надевают лосины под шорты, чтобы «круто» выглядеть.

А люди с подобными болезнями сидят, страдают и ничего не делают. Не потому что жизнь состоит из запретов, а потому что желания двигаться особо нет. Возможно, у Саши хорошее окружение и поддержка рядом. Да и с тренером ему очень повезло. 
Я посвящаю спорту много времени, но никогда не видела суперпрофи, которые тренировали бы людей с физическими особенностями в обычных залах. Даже если рука сломана, а занятия прекращать не хочется, мало кто возьмется тренировать, не сказав «лучше на больничном посиди, восстановись и после с новыми силами продолжим».

«Когда Саша ко мне пришел, я сказал, что никаких денег мне не надо»

С Владимиром – тренером Саши – я беседую отдельно – только поэтому он не слышит всех комплиментов, которые о нем говорили другие. В разрез с Сашей и даже Ангелиной, манера его речи очень размеренная – всё, что он говорит, звучит максимально добродушно. Хороший лайфхак для поддержки – когда ты уже не можешь идти дальше, но тебе говорят: «Ты это сделаешь, я в тебя верю».

Владимир Ван Ли: «Я тоже однажды четыре месяца провел в коляске – порвал связки на ногах. Так что все это проходил и знаю. Вел занятия в инвалидной коляске, когда учил тренеров в школе «Адреналин». Ходил с костылями по торговым центрам и знаю, насколько скользкие там бывают полы – даже костыли порой не помогут.

Когда Саша ко мне пришел, я сразу сказал, что никаких денег мне не надо. Мне самому интересно ему помочь, так как это необычный случай, а такие вещи развивают мозг. Мне было интересно найти подход для этого человека, уж очень у него были выкручены кости.

Саша очень хотел научится нормально ходить. Начал заниматься в том году и быстро окреп. Хорошо шли тренировки, старался, а потом пропал. Я ему позвонил, а тот сказал, что поехал кататься с друзьями на квадроцикле и сломал ногу. Я сначала поразился, но потом понял: он ведь так долго сидел в этой коляске, что ему хочется всё наверстать!

Ногу ему починили, титановые пластины поставили – и он опять пришел заниматься. Мы начали все заново, но сейчас он выдает очень хорошие результаты. Стал намного сильнее, появилась выносливость. Хочет от жира избавиться – это и понятно, превратился в телепузика из-за малоподвижного образа жизни. Но если он сейчас станет суше – то будет вообще красавчик, я в нем уверен. По мере прогресса придумываю новые упражнения на какие-то более мелкие группы мышц. Делю тренировки по уровню сложности. И если их делать от 0 до 10, то он уже где-то на 5-ом уровне. Да, я вижу, как он становится сильнее».

Пока я снимаю, как Саша выполняет упражнения, они с тренером перешучиваются между собой. Люди, которые проходят мимо, часто зависают и еще долго смотрят, как тягает железо этот человек.

Я все больше задаюсь вопросами о воле и жизненном пути – не знаю, вселенская ли эта шутка послать мне Сашу – мол, глянь-ка, «там, где нет воли, нет и пути». Но в голове явно что-то перемкнуло. Например, выхолощенный персонаж из неосязаемых историй обрел образ реального человека – который хочет жить и идти дальше. А Буковски с его «не пытайтесь» уже выходит из моды.

https://kyky.org/

Related posts

Высказать мнение

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

Размер шрифта