Победитель ННД

Персональный подход к здоровью

РНПЦ детской онкологии, гематологии и иммунологии открывается современнейшая лабораторияВ РНПЦ детской онкологии, гематологии и иммунологии открывается современнейшая лаборатория, деньги на которую собирали всей страной.

Последние приготовления в РНПЦ детской онкологии, гематологии и иммунологии. Сегодня, в годовщину первой трансплантации ребенку костного мозга, здесь в торжественной обстановке откроется наисовременнейшая лаборатория — генетических биотехнологий. По словам специалистов, она даст шанс деткам, больным острым лимфобластным лейкозом, даже в тех случаях, когда медицина была бессильна. Заставит рак попятиться назад. Корреспонденты «СБ. Беларусь сегодня» первыми из журналистов заглянули в новое сердце детской онкологической службы.

— Мы ищем новые виды лечения и диагностики онкологических заболеваний. Отрадно, что в детском здравоохранении происходят прорывы благодаря людям, которые посвящают жизнь борьбе с раком, — сказал на открытии министр здравоохранения Валерий Малашко.

— Медицина, в частности, онкология и иммунология, не стоит на месте, — рассуждает заместитель директора по науке РНПЦ детской онкологии, гематологии и иммунологии Михаил Белевцев. — Наш центр открывался в 1997 году, и методы исследования в то время были достаточно простыми. Ручными. Не только у нас, но и во всем мире. Однако за 20 лет в онкологии, в том числе в детской, по сути, произошла революция. Скажем, самая распространенная опухоль у детей — острый лейкоз — манифестирует очень быстро. Это сразу заболевание четвертой стадии. Злокачественные клетки стремительно распространяются по всему организму. Однако благодаря применяемым схемам терапии выживаемость сейчас — примерно 82%, и мы постепенно приближаемся к планке в 90%. Это очень хороший показатель, в мире Беларусь — в первой двадцатке.
Но остаются 10% детей, которым, к сожалению, никакая химиотерапия помочь не может. Это 5 — 6 человек в год… Новую лабораторию детские онкологи рассматривают в первую очередь как отличное подспорье в лечении таких пациентов.
Говорят прямо: технологии есть, но «чистых» помещений, специализированного оборудования до поры до времени, к сожалению, не было. А ведь оно, в частности, позволит проводить CAR T-клеточную терапию: это когда пациенту вводятся его собственные Т-лимфоциты с присоединенным так называемым химерным рецептором, запрограммированным на распознавание мишени опухолевых клеток. 
— Она делается в Западной Европе, в США, ее начали проводить в Москве — в Национальном медицинском исследовательском центре детской гематологии, онкологии и иммунологии имени Дмитрия Рогачева, считающемся самым крупным в мире. С октября-ноября этим будем заниматься и мы, — анонсирует Михаил Белевцев.

Новая лаборатория — это современнейшее оборудование и подготовленные кадры.

Еще один акцент — диагностика. Молекулярно-генетические исследования. О них 20 лет назад и не мечтали.
— Теперь же за короткое время мы можем составить генетический паспорт опухоли. Имеющееся уже сейчас высокопроизводительное оборудование способно определить и распознать сотню ответственных за онкопатологию генов. Это очень важно. Пример. Нашли мы определенную мутацию. И теперь можем сказать, как она повлияет на выживаемость пациента. Плохой прогноз (а значит, нужно поменять тактику лечения и добавить химиотерапию или же сразу готовить ребенка к трансплантации) или, наоборот, оптимистичный. В общем, позволит подобрать для каждого свой персонализированный протокол терапии. А ко всему прочему благодаря таким технологиям мы сможем контролировать наличие остаточных опухолей, микрометастазов, тех клеток, из которых в дальнейшем может возникнуть рецидив.

Новая лаборатория, впрочем, это не только современное оборудование, но и стены, а также кадры. Скоро можно будет забыть о тех временах, когда сотрудникам приходилось ютиться в стесненных условиях, причем в разных уголках онкологического центра. Места не хватало. Михаил Белевцев признает: сдерживало внедрение технологий иммунотерапии в основном именно отсутствие «чистых» помещений с хорошей вентиляцией. Теперь же под новую лабораторию отвели целое просторное крыло, которое раньше занимал неработающий вот уже несколько лет бассейн. 
— Теперь для каждого технологического процесса у нас предусмотрено отдельное, а не общее помещение. С соответствующими условиями и микроклиматом. Но самое главное — конечно, люди. Работать в новой лаборатории одновременно смогут как минимум 30 человек. Это наш золотой фонд! Молодежь в основном. Недавние выпускники. Многие прошли стажировку в Европе.
Полноценно лаборатория должна заработать к 1 сентября. За лето ее предстоит дооснастить специализированным оборудованием. Кстати, деньги на реализацию проекта (а требовалось около миллиона евро) собирали всем миром.
В прошлом году мы кинули клич, в том числе через вашу газету, и оказалось, что неравнодушных людей действительно много. Лаборатория на 100 процентов построена за счет благотворительных средств, — говорит Михаил Белевцев. — Причем процентов 80 выделил Белагропромбанк. Помогали и организации, и простые люди. На лабораторию мы пустили и часть заработанных нами внебюджетных средств.

sb.by

Related posts

Leave a Reply

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

Размер шрифта