Победитель ННД

Сергей Шилов – Мы такие же, как и все остальные

Сергей Шилов - Мы такие же, как и все остальные

Шилов об отношении людей к инвалидам, тренировках на карантине и встречах с Путиным.

Для человека с ограниченными физическими возможностями самое сложное — заставить себя выйти на улицу. Об этом в интервью RT заявил шестикратный паралимпийский чемпион, а ныне тренер Сергей Шилов. По его словам, спорт зачастую становится для таких людей единственной отдушиной. Также специалист рассказал о том, как поменялось в обществе отношение к инвалидам, объяснил, каким образом его подопечные поддерживают форму на карантине, и вспомнил о встречах с Владимиром Путиным.

— В настоящий момент вы являетесь тренером паралимпийской сборной России по лёгкой атлетике. Расскажите, как пандемия коронавируса повлияла на команду.

— У нас были ежедневные тренировки, регулярные соревнования, а сейчас всё отменилось. Вели подготовку к Паралимпийским играм в Токио, даже организовали заключительный сбор перед квалификационными турнирами, но теперь они отложены, а подготовка приостановлена. Сейчас работаю в основном с паралимпийцами, которые представляют именно летние виды спорта — лёгкую атлетику и гонки на колясках.

— Как ваши подопечные поддерживают форму в домашних условиях?

— У них есть специальные тренажёры. Стараемся не сидеть без дела, а поддерживать форму, пусть и не в таком режиме, как обычно. Конечно, всё произошедшее стало ударом для ребят, ведь они находились в хорошей форме, готовились к определённым стартам. Мы и так на три года были отлучены от большого спорта и только вернулись. Почувствовали вкус борьбы, адреналин — и снова пришлось остановиться. Но цели перед нами стоят прежние. Настраивались на август-сентябрь нынешнего года, теперь настраиваемся на следующий. Паралимпийские игры перенесли на 2021-й.

— Какие упражнения выполняют спортсмены-инвалиды на самоизоляции?

— В основном трудятся на специальных велотренажёрах, предназначенных для колясочников. То есть, по сути, это аналог беговой дорожки, только на неё крепится коляска. Под колёсами крутится специальный валик. Такие есть у всех спортсменов в нашей группе. Кроме того, ребята работают со штангами, гантелями и резинками. Подтягиваются, отжимаются.

— Какие-то занятия на улице предусмотрены?

— Пока выходить нельзя. Мы стараемся соблюдать правила и без лишней необходимости не покидать свои дома. Ведь на коляске ты не можешь просто выйти на пробежку. Тебе нужно ехать в какой-нибудь парк, а все они сейчас закрыты. Так что находимся на карантине, как и большинство спортсменов. Хотя некоторые могут позволить себе заниматься на воздухе. Например, толкатели ядра. Кто-то из них уехал на дачу. У себя в огороде они могут хоть ядро толкать, хоть копьё метать.

— Насколько тяжело даётся постоянное пребывание дома с психологической точки зрения?

— Для людей с ограниченными физическими возможностями, тем более колясочников, спорт действительно является серьёзной отдушиной. Так они могут жить нормальной жизнью, социализироваться. Но в сборной всё же собрались профессионалы, и на первом месте стоит поддержание спортивной формы. А выйти на улицу для нас не проблема, обычно мы находимся там постоянно. Но в целом ребята не унывают и постоянно шутят на тему коронавируса. Люди регулярно общаются, стараются не забывать друг друга.

— Реально поддержать форму такими домашними тренировками?

— Конечно, остаться на прежнем уровне очень тяжело. Но можно просто плакать и лежать на диване, а можно продолжать тренироваться. Да, ты не будешь находиться на пике, но и в яму не провалишься.

— Как в период пандемии спортсменов поддерживает Паралимпийский комитет России?

— Входящие в состав сборной России спортсмены получают зарплату в Минспорте, в Центре спортивной подготовки по паралимпийским видам спорта. Все находятся на ставках. Но ставка зависит от результатов. У чемпиона мира одна зарплата, у серебряного призёра другая, у чемпиона России — третья. В некоторых видах спорта ситуация сложилась запутанная. Например, в лыжных гонках успели завершить Кубок мира, но первенство планеты не состоялось.

«Большинство людей почувствуют на себе, что значит быть инвалидом»

— Вы сами появляетесь на улице?

— Не так чтобы часто. Но я самоизолировался на даче. У меня есть возможность покататься по участку, пусть не на гоночной коляске, подышать воздухом. Иногда беру в руки лопату и грабли, кидаю землю.

— Какие опасности для людей с ограниченными физическими возможностями несёт в себе пандемия коронавируса?

— Дело в том, что инфекция даёт большие осложнения на хронические заболевания. У многих из-за COVID-19 они обостряются и смерть наступает как раз по этой причине. А у людей с инвалидностью достаточно много сопутствующих специфических заболеваний. Да и сам по себе организм ослаблен относительно здоровых людей. Поэтому нужно быть очень внимательным и аккуратным.

— Специальные меры предосторожности приходится соблюдать?

— В первую очередь речь идёт о простейших правилах гигиены. Плюс те, кто передвигаются на колясках, стараются регулярно обрабатывать обручи на колёсах антисептиком. Как остальные люди протирают дверные ручки, так мы — колёса. Если говорить о перчатках, многие и так надевают их, чтобы не натереть мозоли.

— Врачи сейчас в основном заняты больными COVID-19. Удаётся получить помощь, необходимую именно вам?

— Действительно, сейчас все плановые и внеплановые реабилитации отложены. Все находятся в таком положении, когда получить помощь очень сложно. Некоторым это просто необходимо, и положительно на здоровье такие вещи не скажутся. Но проводить подобные мероприятия сейчас рискованно, ведь нет гарантии, что никто не завезёт коронавирус и не станет ещё хуже.

— Как всё-таки психологически чувствуют себя люди с ограниченными физическими возможностями на карантине?

— Мне кажется, большинство людей теперь почувствуют на себе, что значит быть инвалидом и не иметь возможности выйти на улицу. Однако пандемия закончится, и они снова вернутся к нормальной жизни, а кто-то останется дома...

«Не любим, когда к нам относятся как к инвалидам»

— Вы оказались в инвалидной коляске в 1986-м и уже больше 30 лет наблюдаете за изменениями инфраструктуры в Москве глазами человека с ограниченными физическими возможностями. Насколько проще вам стало передвигаться по столице?

— Улучшений очень много. Если взять 1990-е годы и наши дни — это небо и земля. Сейчас на коляске можно спокойно передвигаться практически по всему городу, причём как на наземном, так и на подземном транспорте. Ходит много специальных низкопольных автобусов.

Мало того, существует приложение, с помощью которого колясочник может посмотреть, как ему удобнее всего будет добраться на метро: где есть лифты, переходы и так далее. Раньше, когда часто пользовался подземкой, знал, какие выбрать маршруты, чтобы минимально зависеть от помощи. Ведь мы, инвалиды, можем спуститься по лестнице самостоятельно, а вот подняться — только с чужой помощью. Приходилось искать варианты, чтобы как-то объехать проблемные участки.

— Что самое сложное для человека с ограниченными физическими возможностями в городской среде?

— Лестницы и бордюры — ерунда. Самое сложное — преодолеть себя, заставить себя выйти на улицу. Ты понимаешь, что на тебя будут смотреть люди, они будут видеть тебя таким, какой ты есть — в инвалидной коляске. Этот момент преодолеть тяжело.

— Как вам это удалось?

— Мне было всего 16 лет, когда я получил травму, поэтому перенёс всё проще. Сначала казалось, что все на меня смотрят. Присматривался: взглянули и дальше пошли по своим делам. Никому до меня дела нет. Так постепенно я освоился и понял, что ничем не отличаюсь от других.

— Как помогали товарищам по несчастью, справившись с психологическими проблемами?

— Вёл долгие разговоры. Пытался объяснить, почему стоит преодолеть себя. Были ребята, которые просто не хотели больше жить и пытались наложить на себя руки. Они говорили: «Я инвалид и теперь никому не нужен, жизнь закончилась».

— Многим из них помогал спорт? Например, шестикратный паралимпийский чемпион Роман Петушков в 18 лет лишился ног…

— Таких историй полно. У каждого паралимпийца, пусть даже не чемпиона, свой путь преодоления. Все они в первую очередь переступили через себя, оказались сильнее того негатива, который был и вокруг, и в них самих. О каждом можно снимать фильмы, причём сюжеты не будут повторяться.

— У вас был этот момент отчаяния?

— Просто не успел в него окунуться. Ребята окружили меня заботой и вниманием. Я понял, что нужен им как человек и личность, а не просто спортсмен-бегун. И постепенно от бега я перешёл к административной работе, помогал по мере возможности. Я не опустился на это дно, когда человек всеми забыт и никому не нужен. А потом начал заниматься лыжными гонками.

— Можно назвать спорт универсальным рецептом для людей с ограниченными физическими возможностями?

— Спорт подходит большинству. И это один из самых действенных способов реабилитации — как физической, так и психологической. У людей появляются какие-то интересы, новые знакомства. Ты выезжаешь на соревнования и начинаешь путешествовать вместо того, чтобы просто сидеть дома. К сожалению, спорт для многих инвалидов — едва ли не единственная возможность реализоваться, поскольку найти работу не всегда представляется возможным, не везде берут.

— Как со временем изменилось отношение простых людей к инвалидам?

— Прогресс ощутимый. В 1990-е у нас будто не было инвалидов. Когда начинали тренироваться, на нас смотрели косо. Люди со всей серьёзностью спрашивали: «Зачем вам лыжи? Лучше бы отдали нам». Бывало даже такое, что выгоняли с лыжни. Но когда начали побеждать, отношение изменилось.

— Какие истории вас возмущали больше всего?

— Помню, когда ездили по России, нас иногда принимали за попрошаек. Считалось, если ты на коляске, значит, просишь милостыню. Был случай, ждали электричку, а к нам подошёл другой инвалид со словами: «Идите отсюда, здесь моё место». То есть как раз попрошайка увидел в нас конкурентов.

А сейчас колясочники у людей зачастую ассоциируются именно с паралимпийцами. Сказалось и то, что нас начали показывать по телевизору. Люди видят, как мы выигрываем медали, встречаемся с президентом, получаем государственные награды.

— Какие ошибки допускают люди по отношению к инвалидам?

— Мы не любим, когда к нам относятся как к инвалидам, неполноценным. В большинстве случаев мы такие же люди, как и все остальные.

— Вы упомянули о встречах с Владимиром Путиным. Какая из них особенно запомнилась?

— В 2014-м я был назначен мэром Паралимпийской деревни в Сочи. И тогда довелось провести экскурсию для президента. Помню, волновался, всё же глава государства. Рассказываю и сбиваюсь. А Владимир Владимирович хлопает меня по плечу — не волнуйся, мол, всё нормально. Потом пожал руку и пожелал удачи. В общем, он произвёл впечатление обычного человека, а не какого-то недосягаемого небожителя. А так виделись и с Путиным, и с Дмитрием Медведевым неоднократно после Паралимпийских игр. Так повелось с Турина 2006-го.

— Что сейчас с высоты своего опыта вы можете посоветовать людям, оказавшимся в инвалидной коляске?

— Главное — всегда оставаться человеком, не забывать тех, кто вытащил тебя из этой ямы и поддержал. Сейчас у всех есть интернет, можно найти занятие по душе. Не надо замыкаться и жалеть себя. Это самое страшное. Когда поступаешь таким образом, любое развитие останавливается. Хочешь заняться спортом — вариантов масса. Хочешь рисовать — пожалуйста. Ведь есть люди, у которых не работают руки или их нет вовсе — они держат кисточку зубами. Главное — желание. Человек — сам кузнец своего счастья.

https://russian.rt.com/

Related posts

Leave a Reply

Войти с помощью: 

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.