Победитель ННД

Они пришли туда доживать

Они пришли туда доживатьПрактически в каждом интернате есть своя лавстори, о которой сотрудники с умилением рассказывают знакомым: роман между двумя людьми, полюбившими в почтенном возрасте. Впрочем, далеко не все подопечные домов престарелых — пожилые. Так, в Свердловской области еще молодая пара инвалидов ушла из пансионата, чтобы быть вместе. Истории страсти за казенными стенами — в материале РИА Новости.

"Фамилия моей бабушки"

Олег и Юлия Бердус из Екатеринбурга поженились этим летом. Церемония была пышная: шоу мыльных пузырей, ростовые куклы, профессиональные танцоры и музыканты, традиционное белое платье и банкет. Можно подумать, что молодожены — успешные и богатые, главное торжество планировали долго и неторопливо. Но на самом деле они — вчерашние обитатели дома престарелых и инвалидов. А свадьба состоялась только благодаря множеству неравнодушных людей.

"Я думала, арендуем веранду, сделаем шашлыки и посидим узким кругом, однако вышло иначе", — говорит Татьяна Бердус, двоюродная сестра Олега. Она — единственная родственница на свадьбе: несложно догадаться, какие отношения у молодоженов с семьями, отправившими их в интернат.

Свадьба

Полтора года назад с помощью екатеринбурженки Елены Осиповой Олег и Юлия выбрались "на волю". От Осиповой Татьяна Бердус и узнала, что у нее есть двоюродный брат: "Мы с Леной знакомы по работе, она по-дружески рассказывала мне, что Олег пишет книгу о жизни в интернате. Назвала его фамилию — как у моей бабушки. Я стала выяснять: оказалось, у нас один дед". Татьяна много лет носила другую фамилию, но всегда мечтала вернуть родовую — Бердус. По чистой случайности сделала это практически в то же время, когда познакомилась с братом.

Юлия и Татьяна написали в соцсетях о запланированной свадьбе. Откликнулись знакомые и совершенно посторонние люди: диджеи, флористы, ведущие, стилисты, фотографы, организаторы, музыканты. В результате торжество удалось на славу.

"Бесплатная работа с утра до ночи"

В приют, где жили Олег и Юлия, Осипова пришла волонтером. Сблизилась с влюбленной парой, стали переписываться в соцсетях. Из разговоров с Юлией впервые узнала, что происходит в интернате:

— Мне на работу пора.

— О, так ты трудишься, здорово. Сколько платят?

— Нисколько. Голова болит, но надо идти.

— А отказаться не можешь?

— Нет, иначе нас с Олегом расселят.

Влюбленные познакомились еще в 1998 году и жили в отдельной комнате, однако за неповиновение их грозили лишить этой привилегии.

"Подробности выяснились страшные, но для Юлии это были обычные будни — мыть полы по 12 часов задаром. Я приняла решение увезти их оттуда и полтора года назад так и сделала. Помогаю до сих пор, разбираюсь с бытовыми и медицинскими вопросами. Это нелегко морально и физически, но я назвалась социальным деятелем, когда пришла в интернат. И жизнь устроила мне проверку: действительно ли готова заботиться о людях или только говорю об этом. Беда, на которую мне открыли глаза эти два человека, — повсеместная. По всей стране инвалиды за собственные деньги (они отдают 75% пенсии) живут, по сути, в тюрьме", — переживает она.

Сейчас Осипова основала благотворительный фонд и поддерживает обитателей домов престарелых.

"Думал, двери всегда открыты"

Юлия, сославшись на плохое самочувствие, отказалась говорить. Ее историю мы узнаем с чужих слов: у женщины эпилепсия, в детстве ее бросила мать, так она попала в приют.

Олег рассказывает о себе сам. До 23 лет жил дома, от отца ему досталась отдельная квартира со всеми удобствами, но старший брат уговорил ее поменять — дескать, ближе друг к другу. После такого маневра Бердус оказался на втором этаже в хрущевке без лифта — без посторонней помощи не мог купить продукты, выкинуть мусор.

Позже стало понятно, зачем брат хотел перевезти родственника — упросил Олега оформить дарственную. Потом выяснилось, что заботиться об инвалиде сложно. "Жена старшего брата сказала: мы заняты, некому за тобой ухаживать, ступай в интернат. Мы долго не общались, в 2015-м он стал меня навещать. Я пожаловался, что домой хочу, а он ответил: "Ты что, с ума сошел?" Когда дарственную подписывал, верил — он не оставит меня на улице, двери будут открыты", — вздыхает Олег.

Сейчас пара живет на съемной квартире — на это уходит половина дохода, состоящего из двух пособий по инвалидности. С продуктами помогают Елена и другие неравнодушные люди. В ближайшее время Осипова планирует открыть благотворительный сбор на квартиру для молодоженов.

"Мечтала о белом платье"

Истории о браке в казенных стенах — не редкость. Порой речь идет даже не о возвышенных чувствах, а о комфорте: в интернатах супругам полагается отдельная комната.

Пятидесятивосьмилетняя Марина, инвалид-колясочник, в госучреждении уже тридцать лет. За ней, пока могла, ухаживала мама. Состарившись, вместе с дочерью переехала во владикавказский дом престарелых и инвалидов "Забота".

Они пришли туда доживать
Михаил и Марина

После смерти матери Марина осталась совсем одна — пока несколько лет назад не встретила Михаила. "У меня брат есть, но он далеко, в Израиле. Я инвалид, никому не нужна. Только сотрудникам пансионата и Мише", — замечает она.

Ее супруг тоже встретил старость в полном одиночестве — ни детей, ни родственников. "Я бездомный. Жил в Биробиджане, в 80-е мать умерла, ничего не завещала — бедная была. Работал в строительных бригадах, и однажды меня занесло сюда. Куда на старости лет деваться — пошел в пансионат, сказали, здесь хорошо: поят, кормят. Условия нормальные, меня уважают", — бесхитростно улыбается Михаил.

Для 73-летнего мужчины это второй брак — первый распался еще тридцать лет назад. А вот Марина долго мечтала о свадебном платье: наконец свершилось.

Они пришли туда доживать
Свадьба Михаила и Марины

"Пожалел ее, да и все. Пока силы есть, буду заботиться. Живем нормально, администрация помогает. Это мой единственный дом. Если вдруг скажут уходить (хотя меня никто не выгонит, конечно), придется бродяжничать", — не скрывает Михаил.

"Женщин всегда любил"

Еще одна пара из той же "Заботы" — Виктор и Виктория. Супруг старше жены практически вдвое: ей 34, ему 67. У Виктории проблемы с дикцией, она росла в интернате для детей с особенностями развития. "Шли военные действия. На глазах маленькой Вики застрелили родителей. Конечно, это шок для любого человека. После попала в интернат. Я, конечно, не доктор, но считаю ее обычной, прекрасно понимаю ход ее мыслей", — рассказывает Виктор.

Пожилой мужчина передвигается на костылях или коляске: "Гангрена, левую ногу ампутировали почти полностью".

"Поначалу было сложновато, но ничего, человек ко всему привыкает, я видел людей, которые в футбол играют на одной ноге. Катаюсь быстро — Шумахером называют", — шутит он.

Виктор вырос в детдоме, работал на рыболовецких траулерах. "Обработчик рыбы — каторжный труд. Шторм не шторм — закатывай селедку в бочки. Потом бросался всюду, где платили: и в звероколхоз, и полиэтиленовые пакеты выпускал, и макароны делал. Ничем не гнушался. Однако больше всего нравилось море — стихия, раздолье. Хотя свежий воздух вперемешку с запахом рыбы — совсем не фиалки. И все равно было хорошо".

В первый брак Виктор вступил рано: "Я женщин всегда любил, а она интересная была. Я тогда ценил яркую внешность: чтобы блондинка, мордашка смазливая — про остальное промолчу. Это уже с возрастом понимаешь, что женщина — прежде всего богиня и мать".

Они пришли туда доживать
Свадьба Виктории (крайняя слева) и Виктора

Нынешнюю жену Викторию он зовет Викториной: "Каждый день ее разгадываю — и чем дальше, тем интереснее". "Два года назад я, как в песне поется, "встретил девушку — полумесяцем бровь, на щечке родинка, а в глазах любовь". Вика, конечно, не совсем красавица, но меня интересует другое: доброта, искренность. Однако она не простая, с характером. В семейной жизни есть интрига", — описывает он.

"Мы же Осетия"

Фатима Качмазова, руководитель дома престарелых "Забота", с гордостью замечает, что для всех молодоженов — всего здесь шесть семейных пар — организовали пышное торжество.

"Голуби, свадебный торт, шоколадный фонтан. Позвали друзей, волонтеров, студентов, которые у нас проходили практику. Мне сотрудницы говорили: "Мы дома мужьям устроили скандал, у самих таких свадеб не было", — смеется Качмазова. — У нас в Осетии принято гостей пятьсот звать. Наша столовая рассчитана на двести человек — вся была заполнена".

Чтобы торжество получилось достойным, ищут спонсоров (бюджетные средства использовать нельзя), сотрудники приносят продукты и подарки из дома — кто что может. "Мы же Осетия", — улыбается Фатима.

Сейчас все влюбленные пары в "Заботе" уже поженились. Но появятся новые подопечные, а там и следующая свадьба не за горами.

https://ria.ru/

Related posts

Leave a Reply

Войти с помощью: 

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.