Победитель ННД

Иван Барболин – Мы летаем, значит мы живем!

Иван Барболин - Мы летаем, значит мы живем!

«Мы шагнули в небо, купол еще не раскрылся, а мимо проплыло облачко - я успел его вдохнуть. Потом мы кружили над изумрудными полями и лесами - наслаждение, красота! И пронзительная тишина, которую мне захотелось нарушить. «За ВДВ! За Чучково (это поселок под Рязанью, где мы служили)», - закричал я», - рассказывает 46-летний Иван Барболин. Инвалид-колясочник, на днях он совершил свой третий прыжок с парашютом. 

«Меня рвало на части»

Уроженец Кичменгско-Городецкого района Иван Барболин с детства мечтал связать свою жизнь с армией. Даже в Суворовское училище поступал, но завалил русский язык - всю обратную дорогу уливался слезами. Затем была срочная служба в погранвойсках, в том числе на афганской границе в Таджикистане. А в начале 2000-х Иван подписал контракт и попал в отдельную бригаду спецназа в том самом Чучкове Рязанской области. В подготовку входило и два прыжка с парашютом с вертолета Ми-8. Впечатления остались навсегда, говорит кичменжанин. 

Дальше были командировки на Северный Кавказ (включая Чечню), глубинная разведка, а через несколько лет - возвращение на «гражданку». На родине мужчина начал строить свой дом, хотел обзавестись семьей, работал на пилораме. Но все планы перечеркнул несчастный случай: в одну из смен Ивана затянуло в движущийся транспортер. Одну ногу ему оторвало сразу, на второй перебило бедренную артерию. Плюс к этому переломало кости таза, ребра, руку. 

- Меня буквально рвало на части, - вспоминает тот кошмар Барболин.

В больнице у Ивана начался сепсис - ему пришлось ампутировать и раненую ногу (выше колена). А когда пациент более-менее пришел в себя, его устроили в Грязовецкий дом-интернат для престарелых и инвалидов (он не хотел стать обузой для брата). Там мужчина и живет уже три года. Говорит, что раньше было полегче: на коляске он  выезжал в город, посещал храм, видел других людей. А с пандемией выход «за периметр» запретили, и теперь не жизнь, а тоска. Интернет, телевизор да лежачие старики - ну как тут не закиснуть?! И Иван закис. Пока не познакомился с местным 
участковым.

- Помню, я пришел в интернат по долгу службы, разговорился с Иваном, - рассказывает полицейский Юрий Серов. - Я тоже участник боевых действий, и мы сразу нашли общий язык. Мужик он умный, начитанный, активный: знает историю, учит немецкий язык, хорошо рисует, по утрам делает зарядку, подтягивается на перекладине. Только плохо ему тут, одиноко, тоскливо, и чем помочь, я не знал. Пока Иван не поделился: он мечтает снова прыгнуть с парашютом. 

Участковый долго не думал - нашел спонсора, готового помочь деньгами (а прыжок в тандеме с инструктором - удовольствие недешевое: от 9 500 до 12 тысяч рублей). Но в Вологодском аэроклубе ДОСААФ ему ответили, что денег не надо: для людей с инвалидностью в стране есть программа «Мы летаем, значит - мы живем», выигравшая президентский грант.

«Снова захотелось жить»

- Честно сказать, я не верил, что все получится, - вспоминает Иван Барболин. - В интернате - карантин, за забор никого не пускают. Но мне сделали исключение: Юрий договорился. И в один прекрасный день он заехал за мной: собирайся. На аэродроме под Вологдой было хорошо: зелень, солнышко, новые лица. И опытный инструктор Олег Бойков (у него более 9 000 прыжков) - в нем я был полностью уверен.

- Сначала Иван прошел инструктаж - как и положено, в подвесной системе, потом ему выдали шлем, очки и селфи-палку, помогли забраться в Ан-2 («кукурузник»). Мужчина был спокоен, шутил и общался с инструктором. Вместе они прыгали с высоты 3 000 метров (а это уже супертандем): свободное падение - 45 секунд, затем - пять минут в воздухе (с видеосъемкой) и приземление. Все прошло штатно. Иван как человек очень сдержанный от восторга не вопил, но глаза его ярко блестели, а по широкой улыбке и без слов чувствовалось, что он очень доволен, - рассказала «КС» Татьяна Богатырева, заместитель директора Вологодского РАУСЦ ДОСААФ России.

- После этого прыжка я вспомнил прошлую жизнь: армию и всех ребят, с которыми мы служили. В душе что-то перевернулось - захотелось жить, работать, вырваться из этой богадельни, - признается Иван. - Никак не думал, что посторонний человек заинтересуется моей судьбой и станет настоящим другом. У Юрия (а он герой!) семья, трое детей, свои заботы, но он провел со мной весь выходной и снова подарил мне радость жизни. Буду теперь копить деньги еще на один прыжок - это такое счастье! 

- Он сидел в интернате в унынии, а вернулся бодрячком. Сейчас тренируется ходить на протезах: может уже пройти метров сто по ровной поверхности, - радуется за товарища участковый Юрий Серов. - Иван - мужик в силе, он сам себя обслуживает и еще может наладить свою жизнь. Этой весной он даже нашел работу в Вологде - заточником, теперь осталось решить квартирный вопрос. В идеале - снять квартиру в доме с пандусом на первом этаже, но пока с этим сложно. Ну а я никакой не герой: в свое время после ранения я так же валялся в госпитале (почти год), и мне так же помогали совсем незнакомые люди…

Иван Барболин - Мы летаем, значит мы живем!
Вверху (слева направо): воздушный оператор Аллен Бойков, тандем-инструктор Олег Бойков, командир воздушного судна Сергей Логунов, директор аэроклуба Андрей Саватин. Внизу - Иван Барболин.

Неботерапия

Казалось бы, полеты и прыжки с парашютом - не для людей с ограниченными возможностями здоровья. Но в Российском спортивном союзе инвалидов (РССИ) так не считают. В 2013 году там запустили программу «Небо, открытое для всех». Ее основатель Сергей Потехин одним из первых в стране получил лицензию инструктора для прыжков в тандеме с пассажиром. Часто ими становились ветераны боевых действий, оставшиеся калеками, или «гражданские» после серьезнейших травм, в том числе колясочники. Были у них и другие авиационные «забавы»: смельчаки парили в аэродинамической трубе, поднимались в небо на планерах, гидросамолетах, автожире, параплане и даже на воздушном шаре.

В этом году стартовал новый проект РССИ - «Мы летаем, значит - мы живем». Он реализуется при поддержке Всероссийского общества инвалидов на средства президентского гранта. Благая цель проекта - помочь людям с инвалидностью, как правило, запертым в четырех стенах: дать им возможность снять стресс, забыть на время о проблемах, поверить в собственные силы да и просто насладиться жизнью. Жаль, что количество участников ограничено: около 200 россиян в год.

В проект уже включилось 16 регионов страны. В их числе - и Вологодская область. «Первой ласточкой» стал Иван Барболин, следующая в очереди - 20-летняя вологжанка Светлана. В 17 лет она сломала позвоночник - сейчас живет в инвалидной коляске. Но очень хочет полетать под куполом, тем более что родные ее поддерживают.

- Я никогда ничего не боялась, - рассказала нашей газете девушка. - Вот и сейчас очень обрадовалась, когда мне позвонили: «Ваша заявка одобрена, вы в проекте». Мне ничуть не страшно - хочу поскорее в небо, это моя давняя мечта.

- Мы рады воплощать в жизнь мечты наших земляков - делаем это охотно и не впервые. К примеру, в 2019 году в рамках проекта «Открытое небо» наши инструкторы уже прыгали в тандеме с молодым инвалидом. Помню, он кричал тогда: «Все круто! Я счастлив, я еще хочу!» - делится директор Вологодского аэроклуба ДОСААФ Андрей Саватин.

Он объясняет: людям с инвалидностью, желающим шагнуть в небо, нужно заполнить анкету на сайте РССИ и направить ее на электронную почту 2012psm@mail.ru. А дальше с ними свяжется представитель оргкомитета, чтобы вместе определить дату парашютных прыжков или полетов. Главное, чтобы для этого у человека не было медицинских противопоказаний.

Фото предоставлено Вологодским РАУСЦ ДОСААФ России

http://www.krassever.ru/

Related posts

Leave a Reply

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.

Размер шрифта