Победитель ННД

Встретили любовь на работе — бариста

Встретили любовь на работе - бариста"Встретили любовь на работе". Поговорили с бариста из "Инклюзивной кофейни” в А1 о том, как начать жизнь заново.

— Представляете, в прошлом году зашел к нам в кофейню Дедушка Мороз, который рядом на празднике работал — мелочь хотел разменять. Смотрит на меня и говорит: “Это вы хорошо придумали: кресло на колесиках, чтоб лишний раз не вставать”, — смеется Наталья, сотрудница “Инклюзивной кофейни” в А1. — У меня было абсолютное ощущение, что человек никогда не видел людей с инвалидностью.

Люди с инвалидностью действительно часто остаются “невидимками”. Но “Инклюзивная кофейня" в А1 на Интернациональной, 36 в Минске “проявляет” их. И у нас есть возможность услышать истории о невероятной силе духа. Про парня с хрустальной болезнью, который может “сломаться” от неосторожного движения, но даже в гололед спешит на любимую работу. Про мужчину с синдромом Дауна, который занимается маркетингом кофейни, ставшей для него вторым домом. Про человека, который пережил автокатастрофу, а вместе с ней — крушение прежней жизни, но теперь искренне улыбается гостям: “Доброе утро! Какой для вас сделать кофе?”.

Судьба каждого из девяти сотрудников претендует на отдельный лонгрид, но в этот материал вошла ровно половина. 

Наталья Астанина
Наталья Астанина

Наталья Астанина: “Люди говорят: “Девушка, сидите-сидите, я пока выбираю”. А потом замолкают на полуслове, когда видят коляску”

Наталья ловко настраивает стойку-трансформер для удобной работы и варит для нас вкусный капучино. В кофейне девушка чувствует себя как дома  — она здесь с момента основания:

 — В родной Лиде я работала по специальности - педагогом. Нравилось заниматься с детьми, но я понимала, что в этом городе мне становится тесно и скучно. Поэтому переезд в Минск и работа бариста, которая заставляет регулярно выходить из дома и общаться с людьми  — это как раз то, что нужно. Благодаря “Инклюзивной кофейне” в А1 я стала намного увереннее, коммуникабельнее. Это классный проект, который в новинку и для нас, и для гостей.

Забавно бывает: сидишь за стойкой, коляски не видно. И люди говорят: “Девушка, сидите-сидите, я пока выбираю”. А потом замолкают на полуслове, когда видят коляску. Я с юмором к этому отношусь. А еще люблю наблюдать за гостями в те моменты, когда они с восторгом смотрят на сердечко, нарисованное на пенке капучино, и не хотят его размешивать (улыбается).

Наталья откровенно говорит о том, что вопрос трудоустройства для людей с инвалидностью в нашей стране стоит очень остро. Но не только потому, что “руководители брать не хотят”:

 — Людям с инвалидностью часто не хватает общительности, гибкости, уверенности, чтобы расположить к себе человека. И показать: ты действительно готов работать хорошо — без каких-либо поблажек. Всё, что тебе нужно: обеспечить доступ к рабочему месту. 

Сама Наталья поблажек не ждала никогда: несмотря на то, что она инвалид детства, родители воспитывали ее как обычного ребенка. Да и такого понятия как “инклюзивность” тогда в ходу не было.

Встретили любовь на работе - бариста
Встретили любовь на работе - бариста

 — Из-за того, что я училась на дому, общения со сверстниками не хватало. И я старалась максимально это компенсировать: с 13 лет ездила на спортивные сборы и занималась танцами на колясках. Это очень помогло мне раскрепоститься, начать доверять миру. 

Настолько, что я решила поступать в Москву — на очное отделение. Родные, конечно, были в шоке: говорили, что я сошла с ума, пугали, что пропаду там одна, в Москве этой.

Наталья не только не пропала, но еще и умудрялась весело проводить в Москве свои студенческие годы:

 — На месте не сиделось! Ездила на концерты, в кино, гуляла по паркам. Таскала огромные пакеты с продуктами из магазинов и ездила на метро. Да, иногда нужна была помощь людей — и я слышала отказ. Но это был один случай на десять, и я благодарна за этот опыт. Поняла, что могу сама справляться с трудностями. 

Рада, что у меня не сформировалась эта потребительская позиция “мне все априори должны”, которую нередко можно встретить у людей с инвалидностью. Теперь, если что-то идет не так, я ищу корень проблемы не в окружающем мире, а в себе — и, хочется верить, расту. 

Дарья Захаренкова и Алексей Кореньков
Дарья Захаренкова и Алексей Кореньков

Дарья Захаренкова и Алексей Кореньков: “Приехали устраиваться на работу, а нашли любовь”

Эти двое тоже всё время растут над собой. Получив травмы, перечеркнувшие жизнь “до”, могли пойти ко дну. Но вовремя дали себе право на жизнь “после”: и обрели не только любимое дело, но и друг друга.

Дарья, одна из самых обаятельных и веселых сотрудниц “Инклюзивной кофейни в А1”, рассказывает о страшной автокатастрофе так же легко и непринужденно, как варит латте:

— До 25 лет я работала по специальности — логистом. А потом попала в серьезную аварию и получила перелом позвоночника. Жалеть себя и рефлексировать было некогда. Поначалу была занята судами с виновниками аварии, потом — с головой ушла в реабилитацию.

Ведь ни один врач не скажет тебе: “Вы больше никогда не будете ходить”. Этика не позволяет. Поэтому тебе всегда дают один процент, и ты за него отчаянно цепляешься.

Более двух лет я могла думать только об этом. Вся моя жизнь была одной сплошной ЛФК.
Пока в какой-то момент я не поняла: ничего не изменится, а время мое уходит. И захотелось жить прямо сейчас, не откладывая.

Встретили любовь на работе - бариста
Встретили любовь на работе - бариста

Так Дарья поехала в лагерь активной реабилитации, вступила в ассоциацию колясочников, чтобы быть в курсе событий, и одной из первых прошла курсы для работы в “Инклюзивной кофейне” в А1:

— Я переехала в Минск из родного Витебска и очень быстро стала самостоятельным взрослым человеком. Родителей рядом нет — справляйся сама. И, знаете, оказалось, что всё преодолимо. Разве что зимой трудно. Выйти из дома — приключение, доехать до работы — квест. 

А в остальном — никаких жалоб. Мне нравится общаться с людьми, зарабатывать, чувствовать себя нужным человеком, у которого есть обязанности и ответственность перед командой, перед гостями.

Когда я рассказываю об этом в лагере для людей с инвалидностью (я теперь там инструктор) вижу, как реагируют люди. Для многих непостижимо, что я, колясочница, езжу на работу в любую погоду. И больше того, мне это нравится.

В Дарье в принципе много “непостижимого” и, как она с улыбкой признается, именно это, а не коляска иногда отпугивало мужчин. А потом она встретила Алексея. 

Приехали устраиваться на работу, а нашли любовь. 

Леша стесняется подходить, потому что уже не работает в “Инклюзивной кофейне” в А1 — ушел в спорт, легкую атлетику. Но мы уговариваем его рассказать свою версию истории знакомства:

— В одиночку снимать жилье в Минске — дорого, вот и решили вдвоем. Жили как друзья, в разных комнатах. Но я, конечно, ходил вокруг Даши кругами, как кот вокруг сметаны. И она сдалась (cмеется). 

Алексей раньше строил дома, а потом сорвался с балки, пролетел несколько лестничных пролетов — а сверху еще опалубкой привалило. Та же травма, что у Даши: перелом позвоночника. Но переживал ее Алексей тяжело:

— Был в глубокой депрессии. А потом попал в больницу. И пока лежал в палате с одиноким стариком, было о чем подумать. Понял, что делаю что-то не так. Что старость — она такая, безрадостная. А моя, если ничего не поменять, будет еще хуже.

Когда сам решил выплыть, и курсы подходящие появились. Учиться на бариста Алексей поехал, долго не раздумывая: 

— Слушайте, я был колясочником в городе Барань. Как думаете, мне было чем заняться, о чем жалеть? (смеется). 

Ни о чем не жалеет Алексей и сейчас: несмотря на то, что его карьера в “Инклюзивной кофейне” в А1 закончилась, этот отрезок жизни подарил ему любовь и возможность всё начать заново.

Друзья-бариста и тёзки. Дмитрий Соловей — слева
Друзья-бариста и тёзки. Дмитрий Соловей — слева

Дмитрий Соловей: “Скорее всего, мне станет еще хуже, но именно поэтому я должен прямо сейчас идти вперед и делать максимум возможного”

Ну, а Дмитрий не забывал никогда о том, что каждый день его жизни — подарок. За который он платит безупречной работой, заботой о своей семье и любовью к гостям кофейни.

— Раньше я работал администратором в стоматологической клинике, но очень хотелось найти что-то более интересное. Что-то для души. Жена помогла: увидела объявление о том, что можно пройти курсы бариста. Оказалось, это очень увлекательно: научиться варить хороший кофе, понимать психологию клиентов, правильно общаться с гостями.

Я загорелся этим, прошел стажировку в “Инклюзивной кофейне” в А1 — и устроился на работу. Честно сказать, думал, что конкуренция будет огромной, но по факту, как мне кажется, желающих качественно работать в режиме офлайн, приезжать сюда, преодолевать какие-то бытовые трудности — не так уж и много. И это меня удивляет! Хочется, чтобы люди проснулись… Как они мирятся со своим положением? Мне не понять.

Наверное потому, что на чашке Дмитрия написано: “Суетолог”. А любимая жена менее избирательна в формулировках и считает, что “шило у него в одном месте”:

— Я действительно тороплюсь, пока есть силы. Понимаю, что мне нужно успеть больше, чем всем остальным. Это из-за моего заболевания — миопатии Дюшенна. Как говорят врачи, оно необратимое. 

На коляску я сел в 25 лет, до последнего пытался ходить с тростью и отрицать, что ноги меня уже не слушаются. Смирение давалось мне непросто. Да и сейчас оно у меня какое-то своё. Примерно такое: да, скорее всего, мне станет еще хуже, но именно поэтому я должен прямо сейчас идти вперед и делать максимум возможного. 

Пока Дмитрий не то что справляется — перевыполняет план. Устроился на интересную работу, завоевал чудесную девушку обаянием и букетом подснежников, стал отцом троих детей, успел объехать значительную часть Европы:

— За последние 10 лет мы с женой объездили много стран — и, конечно, в плане инклюзии Беларуси есть чему учиться. Пандусы, специальные коляски, которые можно погружать в воду, выдвижные платформы — даже в старинных музеях из камня. Это очень впечатляет! И я рад, что работаю в офисе компании, которая движется в том же направлении. Ведь самое важное для человека с инвалидностью: научиться жить независимо.

Сотрудники “Инклюзивной кофейни” в А1 - Минск
Сотрудники “Инклюзивной кофейни” в А1 - Минск

Дмитрий Архипенко: “Люди годами не выходят из дома — и не видят другой жизни. У них формируется свой мирок, из которого очень трудно выскочить”

О том, как преодолевать трудности с достоинством и фирменной улыбкой, знает и бариста Дмитрий. За два дня он упаковал в чемодан всю свою могилевскую жизнь — и примчался в Минск, чтобы устроиться на работу своей мечты:

— Я прошел обучение на курсах бариста еще в 2019-м и пытался открыть кофейню у себя в Могилеве. Взял оборудование в аренду, нанял людей… И благополучно разорился (смеется).

Я в этом плане очень авантюрный: провалов не боюсь. Поэтому от мечты работать в кофейне не отказался, но уже присматривался к предложениям в найме. И когда узнал про вакансию здесь, в Минске, приехал при первой возможности.

Дима признается, что поначалу было трудно: чужой город, жить негде, денег практически не было. Но это не первое препятствие, которое он брал в своей жизни:

— Я в Могилеве жил на 5 этаже в доме без лифта. И не сидел в четырех стенах, а постоянно мотался по городу: спускался и поднимался с помощью рук, без пандуса.

Потому что я не могу лежать дома на диване с пивом в руках — мне скучно так жить.

При этом Дмитрий не осуждает других людей с инвалидностью, у которых нет такого запала:

— Представьте себе: люди годами не выходят из дома — и не видят другой жизни. У них формируется свой мирок, из которого очень трудно выскочить. Мышление и личность неизбежно трансформируются. 

Некоторые пытаются искать работу, но ничего не выходит — и тогда становится еще хуже. А чтобы было иначе, не хватает социализации, безбарьерных пространств, квот в компаниях на людей с инвалидностью. Если б у ребят была возможность себя проявить, они бы легко работали диспетчерами, водили такси, торговали телефонами и т.д. Инвалидность во многих случаях не помеха. Но обычно всё заканчивается на уровне телефонных переговоров: 

— Я инвалид-колясочник.

— А, спасибо, мы вам перезвоним…

Поэтому я так ценю свою работу! Здесь всё продумано, комфортно. Команда классная. Много общения с гостями, которое мне по душе (только не говорите, пожалуйста, слово “эКспрессо”). С сотрудниками офиса у нас вообще теплые отношения: если опаздываю немного, могу попросить включить кофемашину, чтоб успела прогреться. А в ответ чат разрывается от сообщений: “Доброе утро! Да без проблем!)”.

Выпить кофе, приготовленный героями этого текста и их коллегами, а заодно — поболтать с ними, вы можете в одной из “Инклюзивных кофеен” в А1 в Минске: по адресам: улица Интернациональная, 36 (Центр цифровых услуг А1) или улица Куйбышева, 69 (фирменный магазин А1) с понедельника по субботу с 09-00 до 17-00, а также в Бресте на Варшавском шоссе,11, ежедневно, с 9:00 до 21:00.

Встретили любовь на работе - бариста
Встретили любовь на работе - бариста

***

В своей деятельности компания А1 следует принципам ESG – экологического, социального и корпоративного управления. Такая стратегия, пришедшая на смену традиционному пониманию корпоративной социальной ответственности, позволяет бренду еще больше расширить возможности для позитивного влияния на окружающую среду и общество. 

https://smartpress.by/

Related posts

Leave a Reply

Введите данные либо войдите через соцсети

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.