Победитель ННД

Когда героем быть необязательно

Когда героем быть необязательноЧто и как нужно делать, вроде бы понятно: в странах Европы и в США в свое время проблема стояла не менее остро, чем у нас сейчас, и там с ней в основном справились – теперь продолжают работать над деталями.

Лингвоэкскурс

Пока же, как гласит слоган на одном из случайно увиденных мной плакатов, «Инвалиду в России суждено быть героем». Думаю, комментарии излишни. Кстати вспомнилось, что недаром именно наши побеждают на Паралимпийских играх.

А еще из лексикона чиновников простое слово «инвалиды» практически вытеснено громоздкими словосочетаниями типа «люди с ограниченными физическими возможностями», «маломобильные группы граждан» и пр. Поначалу подумал, что виной тому давняя страсть бюрократов к иностранным калькам. Однако мои догадки оказались в корне неверными. Оказывается, слово «инвалид» из речевого обихода вытесняют сознательно: потому как «оскорбительное». Причем оно как раз иностранное – из армейского жаргона. По-английски «valid» – «годный» (к строевой), соответственно «invalid» – «негодный». Постепенно приобретя широкий смысл – «никчемный», слово вошло в общий обиход наряду с другим, обозначавшим калеку, – «handicap»: производное от «hand» и «cap» («рука» и «кепка», то есть с кепкой в руке, попрошайка). Теперь в Европе и США их предпочитают не произносить, называя инвалидов «disabled persons», что в переводе (литературном, в дословном получилось бы опять-таки оскорбительно) как раз и означает «человек с ограниченными физическими возможностями».

Извините за лингвистический экскурс, но это кажется важным: как к человеку обращаешься, так к нему и относишься. Известная заповедь: относитесь к любому человеку так, как вы хотели бы, чтобы относились к вам. Золотое правило для всех. Включая людей с инвалидностью. Увы, в России отношение к людям с ограниченными возможностями здоровья если не безразличное, то в лучшем случае жалостливое, как к существам ущербным, не способным отвечать за самих себя. Что, конечно, унижает их чувство собственного достоинства. Совершенно очевидно: лишь технологическое преобразование городского пространства в безбарьерное и доступное, в отрыве от ценностей равного гражданства, неспособно решить проблемы социальной изоляции и дискриминации инвалидов в обществе.

Лекарство от одиночества

Главное, люди с ограничениями по здоровью, которые способны получать образование, работать и становиться полноценными членами общества, не должны восприниматься как обуза на шее или в лучшем случае как представители неквалифицированного труда. Вариант же, при котором инвалиды обеспечиваются одной лишь материальной поддержкой, но при этом фактически вычеркиваются из активной общественной жизни, сам по себе ущербен. И, надо признать, наши государственные мужи постепенно приходят к пониманию этого.

Председатель Госдумы Борис Грызлов недавно заявил, что главная проблема инвалидов заключается в том, что многие из них хотят вести нормальную активную жизнь, учиться, работать, но не могут – из-за отсутствия необходимых условий. Спикер нижней палаты парламента уверен, что инвалидам нужны не столько льготы (хотя как же в России без них-то?!), сколько нормальные условия для развития и самореализации. Между тем история формирования безбарьерной среды свидетельствует, что для успеха нужны по меньшей мере две вещи: во-первых, разбудить общество, чтобы люди не отворачивались от инвалидов, делая вид, будто их нет, а смотрели им прямо в глаза; во-вторых, добиться четкого исполнения всеми требований доступности, закрепленных нормативными и законодательными документами.

Два подхода

На Западе сложились два подхода к проблеме инвалидов: европейский и американский. Первый делает упор на льготы, второй – на создание равных возможностей. На бытовом уровне разница в подходах выглядит так: в Европе для колясочника вход в государственные музеи бесплатный. А в Штатах плати полную цену: равные возможности – и обязанности тоже равные. В Европе государство контролирует и всячески способствует трудоустройству инвалида, в США работодатель нанимает не инвалида, а специалиста (неважно, с инвалидностью или без), который будет приносить ему прибыль: работодатель – не благотворитель, он в первую очередь деловой человек.

Судя по российским программам (кстати, помимо столичной, существует и федеральная программа «Доступная среда» на 2011–2015 годы), у нас будут задействованы оба подхода, вернее, некий их симбиоз: наряду с реализацией мер по содействию обучению и трудоустройству инвалидов «должна, конечно же, совершенствоваться и система выплат, компенсаций и льгот» – это слова члена Комитета Госдумы по охране здоровья Татьяны Яковлевой. Под доступной средой, поясняет она, понимается ликвидация барьеров для инвалидов не только к объектам социальной, инженерной, транспортной инфраструктуры, но и к информации, к образованию, в том числе и к инклюзивному образованию. Т. Яковлева привела пример Германии, в которой после ратификации Конвенции о правах инвалидов (Россия тоже ее подписала в 2008 году) 15,7% образовательных учреждений задействованы в системе инклюзивного образования. В России, по словам парламентария, таких школ очень мало. При этом Т. Яковлева считает «тревожным» то обстоятельство, что 80% родителей не хотят, чтобы их ребенок сидел за одной партой с инвалидом. «Необходимо сделать наше общество гуманнее, добрее и заботливее в отношении инвалидов», – говорит депутат.

Закон не дышло

Предстоящий нам путь американцы в свое время прошли. Почти год назад президент Барак Обама поздравил народ с двадцатилетием принятия закона об инвалидах (The Americans with Disabilities Act) и поблагодарил всех, кто заставил американское общество не только признать равными права людей с ограниченными физическими возможностями, но и создать для них равные по доступности условия полноценного существования. Именно «заставил»: закон появился прежде всего благодаря усилиям активистов организаций инвалидов и членов их семей.

Закон гарантирует инвалидам равенство при поступлении на работу, при пользовании общественным транспортом, а также телекоммуникациями (в данном случае, телефоном – все государственные организации создали специальные телефонные линии для слабослышащих), при посещении публичных и коммерческих учреждений.

Согласно закону, автобусы должны иметь специальные сиденья и быть оборудованы специальными подъемниками. Станции метро – оснащены лифтами. В государственных и общественных зданиях должны быть специальные пологие заезды для инвалидов-колясочников. Все коммерческие частные организации, которые посещают клиенты – банки, рестораны, отели и магазины, тоже обязаны их оборудовать. Исключением являются частные компании, которые не имеют прямого контакта с покупателями и клиентами.

Кроме того, требуется не просто наличие самих приспособлений, но и возможность для инвалида пользоваться всеми услугами с той же простотой, как и здоровому человеку. Например, рассказывается на американском сайте Washington ProFile, если у библиотеки есть второй этаж, то она не обязана тратить деньги на лифт, но если инвалид просит книгу, которая находится на втором этаже, библиотекари должны ее принести. По данным сайта, затраты частных компаний на выполнение положения закона достаточно скромны. Несколько лет назад крупная компания розничной торговли проанализировала, во сколько ей обошлись 436 нововведений, сделанных в интересах инвалидов за 15 лет. И выяснилось: 69% нововведений не стоили ни цента, 28% стоили менее $1 тыс. и только 3% обошлись дороже $1 тыс.

The Americans with Disabilities Act не заставляет работодателей принимать на работу инвалидов, не гарантирует им трудоустройство. Там четко написано, что от работника с инвалидностью ожидается ровно то же самое, что и от других. Но при этом работодатель обязан предоставить ему доступ к рабочему месту – построить пандус для коляски, например, или поставить лифт. Если же он уволит или не наймет инвалида из-за того, что не желает тратить деньги, скажем, на специально оборудованную кабинку в туалете, то его могут засудить.

Впрочем, нанимать инвалидов выгодно: компании, проводящие подобные работы, получают налоговые льготы от государства. Более того, такие работники, как правило, оказываются очень полезными. Например, исследование компании DuPont показало, что 92% инвалидов, работающих у них, демонстрируют более высокие результаты труда, чем «здоровые» сотрудники. В одном знаменитом IBM, например, сотни парализованных, слепых, глухонемых и каких угодно еще программистов и финансистов. Все они квалифицированные и, главное, благодарные и верные фирме работники.

У каждого свои недостатки

Конечно, жизнь инвалидов в США далеко не безоблачна. В ходе опроса, проведенного филантропическим фондом Kaiser Family Foundation, выяснилось, что 46% из них не в состоянии купить транспортные средства и другие приспособления для инвалидов. Пропускают приемы у врачей 37%, потому что не могут оплачивать их услуги так часто, как требует состояние здоровья. Более трети американских инвалидов принимают лекарства реже, чем предписано врачом, чтобы сэкономить на их стоимости или же делят каждую таблетку на две части, принимая меньшие дозы. Другие 36% экономят на еде, обогреве квартир и других услугах, чтобы позволить себе соответствующие их инвалидности медикаменты.

Более всего инвалиды Америки желали бы, чтобы их лекарства оплачивала государственная медицинская страховка. Дело в том, что закон, который дает инвалидам право на помощь по медицинской страховке и другие льготы, требует, чтобы люди, которые их получают, имели «полную» инвалидность, то есть не могли работать. Но большинство инвалидов хотели бы устроиться на работу, тогда решить финансовые проблемы было бы гораздо легче. Приходится выбирать.

https://naiu.org.ua/

Схожие публикации

Оставить отзыв

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *