Победитель ННД

Ирина Можарова – Вальс на коляске

Ирина Можарова и Константин Шейда – Танцы на коляскеМужчины  —  в красивых блестящих костюмах, женщины — в ярких платьях. От грациозного скольжения по танцполу красивых пар у зрителей захватывает дух. Движения отточены, выразительны…  Хоть один из партнеров — в инвалидной коляске.

Одно мгновение в январе 1993-го разделило жизнь могилевчанки Ирины Можаровой на «до» и «после». «Легковушку» занесло на скользкой дороге, закрутило и ударило о железобетонное ограждение.

—  В салоне — гарь, выскочивший водитель кричит: «Вылезайте из машины — она сейчас загорится», — вспоминает Ирина. — А я говорю: «Не могу, у меня сломан позвоночник». Как-то сразу поставила диагноз. Подумала: «Блин, сейчас машина взорвется…» Водитель вытащил меня из нее, но неподготовленному человеку этого нельзя было делать, чтоб диски позвонков не сместились. Только «скорая» должна… А машина не загорелась.

В больнице родственникам сказали, что Ирине осталось жить 3—4 дня. Неподвижно лежавшую женщину даже не переворачивали — тело было в пролежнях. А Ирина выжила! Три тяжелейшие операции, два года — по больницам, клиникам. И окончательный приговор: «Ходить вы никогда не сможете». От энергичной, жизнерадостной женщины осталась одна тень. Ирина не хотела никого видеть и слышать. Мысль, что за ней, беспомощной, всю жизнь надо ухаживать, приводила в отчаяние. Однажды в жуткой депрессии она приняла огромную дозу димедрола, чтоб уснуть и не проснуться. Приехавшие медики по оберткам определили, что женщина выпила 95 таблеток. К счастью, врачи Ирину «откачали».  Пролежала она «пластом» свыше семи лет.

— Мне раздобыли функциональную кровать, в коляску пересаживали только в случае крайней необходимости  —  больно, неудобно было. Мама за мной ухаживала, только за ночь переворачивала больше 10 раз, чтобы не было пролежней, дети помогали — они все прошли испытания на прочность. А с мужем я рассталась, — как на жене сразу поставила на себе крест...

Из-за малоподвижности, гормональных препаратов, которые необходимо было принимать, молодая женщина начала набирать вес. Как-то Ирина поехала  в сопровождении сестры в Крым — в реабилитационный центр. Там вечерами проводились дискотеки — инвалиды танцевали, сноровисто управляя колясками в такт музыке, веселились, излучали оптимизм! К Можаровой подкатил один «колясочник»  — тоже из Беларуси: «А вы не хотите заняться танцами?»

— Я к тому времени на коляске передвигалась с помощью родственников — какие танцы?! — вспоминала Ирина. — Но предложение зацепило. Ведь  была спортивным человеком: в детстве занималась плаванием, а до аварии — народными танцами. А еще мне рассказали о минском центре для инвалидов, который создал бывший тренер Валерий Коломиец, — там спортивные танцы на колясках входили в программу реабилитации. После такого общения  решила: хватит сидеть сложа руки, надо выходить из четырех стен!..

Меня пригласили на реабилитационные сборы, где учили, как пользоваться коляской, обходиться в жизни, быту собственными силами. Начала больше двигаться, по-другому думать… И первым делом избавилась от функциональной кровати! Заставила себя самостоятельно одеваться (сначала на это уходило полтора часа, теперь — 10 минут). А в 2001 году впервые приехала в реабилитационный центр для инвалидов в Колодищах под Минском. Это  — сказочный уголок, единственный такой на постсоветском пространстве…

В центре, которым руководит председатель Белорусского фонда помощи спортсменам-инвалидам заслуженный тренер Беларуси Валерий Коломиец, несколько программ  реабилитации, и одна из них  — через спорт. Коломиец тренировал первого в истории Советского Союза чемпиона Паралимпийских игр Олега Шепеля, нынешнего председателя Белорусского товарищества инвалидов по зрению, через центр прошла двукратная паралимпийская чемпионка Людмила Волчек, многие другие спортсмены. И начинали они  реабилитационный курс с танцев. Все гениально просто: чтобы вернуть радость к жизни, там предлагают почувствовать ее ритм! «Закрытые», закомплексованные люди с помощью «танцевальной терапии» раскрепощаются, освобождаются от страхов. В центре родилась Белорусская федерация танцев и художественной гимнастики на колясках, в рядах которой уже несколько чемпионов мира и Европы.

— Я попробовала себя в танцах,  — говорит Ирина. — Но одна из «корифеев», увидев, как я со своими 100 «кило» пытаюсь освоить па на коляске, изрекла: «Ну, что я тебе скажу… Танцевать — можно, но смотреть — смешно». Все, я от танцев отошла. Но главное — взялась за себя, начала делать домашнюю работу, выезжать на улицу в коляске — это помогло мне сбросить вес. Старалась интегрироваться в общество, и в 2003-м возглавила городскую организацию инвалидов-колясочников…

В центре под Минском проходила реабилитацию и могилевчанка Аня Иванова. Танцами на коляске она «заболела» настолько, что, приехав домой, стала искать педагога-хореографа, чтобы учиться дальше. Руководитель могилевской студии бальных танцев «Карнавал» Антонина Халипская даже подойти боялась к «колясочникам», не то что работать с ними, но отказать Ане не смогла. Новый тренер взялась за спецлитературу, обратилась за помощью к Валерию Коломийцу, подыскала Ане партнера из танцовщиков своей студии... Через некоторое время могилевская пара Иванова—Кушнер в классе «комби» (разновидность танцев, когда один из партнеров здоров) стала пятой на чемпионате Европы. Впоследствии Халипскую пригласили тренировать национальную сборную: почти все  здоровые спортсмены в команде — из ее студии. Настойчивая Анна Иванова уговорила всерьез заняться спортивными танцами и Можарову.  Партнером ее стал 17-летний «карнавалец» Константин Шейда.

— Четвертого мая 2008-го мы начали тренироваться, а 9-го уже выступили на чемпионате страны,  — вспоминала Ирина. —  И заняли первое место в группе начинающих! После чего нам вдруг предложили поучаствовать в чемпионате мира, который осенью должен был пройти в Минске. Никто не делал на нас ставку, а мы, исполнив 5 танцев по европейской программе, вышли в финал и заняли пятое место.

Конечно, помогло ее увлечение народными танцами в «той» жизни. И Константин за 10 студийных лет стал, можно сказать, профессионалом. Но…  В обычных танцах  — двое танцоров, здесь же — трое: он, она и... коляска, которой нужно управлять. Колясочник делает это одним корпусом вслед за движением партнера. Вся связь между ними, эмоции — через руки, которые нельзя разжать ни на секунду, иначе коляска застынет на месте. Одновременно на площадке танцуют 6–7 пар, и надо кружить так, чтоб не столкнуться. Нюансов — море, и достичь успеха можно лишь адским трудом на тренировках. «Высший пилотаж» — научиться управлять коляской так, чтобы она была почти незаметна. Чтоб создавалось ощущение полета!

Первый успех  — окрылил! На следующий год Ирина и Константин  стали вице-чемпионами страны уже среди профессионалов. В 2010-м завоевали «серебро» на чемпионате мира в Ганновере, потом взяли «золото» на Кубке мира. В нынешнем апреле мастера спорта международного класса Можарова и Шейда стали обладателями серебряных медалей на Кубке мира в Нидерландах. Такого взлета за 4 года еще не добивался ни один танцевальный дуэт!

— Мы удивились, когда увидели, что на входных билетах в голландский танцзал изображена «в качестве иллюстрации» наша пара, — улыбается Ирина. — Это тоже своего рода признание. Оценили, выходит, пластичность, выразительность, гармоничность… Многих удивляет, как мы с Константином этого достигли, учитывая  разницу в возрасте. Как говорится, терпение и труд… Но главное: нам нравится танцевать друг с другом, между нами — полное взаимопонимание. Сейчас готовимся к чемпионатам мира и Европы. Константин учится в столице  — курсант военного факультета БНТУ. Но расстояние — не помеха: пусть реже, чем другие пары, но тренируемся в Минске и в Могилеве. Все не просто: и тренироваться, и ездить, и искать спонсоров. Средства нужны на костюмы, косметику, поездки на соревнования. Специальная танцевальная коляска стоит немалых денег… К счастью, есть люди, которые понимают, что инваспорт важен и для инвалидов, и для общества. В той же Голландии  залы, где соревновались «колясочники», были забиты зрителями до отказа. Вообще в Голландии и других западных странах инвалид практически не чувствует себя в чем-то ущемленным, безбарьерная среда там  —  в порядке вещей. Едешь в коляске по дорожке — навстречу «катят» велосипедисты и приветствуют тебя. В магазинах у продавцов при виде «колясочника» — улыбка до ушей…

Что нужно, чтобы скованный недугом человек жил на равных со всеми? Преодолеть страх, переживания о прошлом и жалость к себе, уверена Ирина. А еще — осознать, что сначала ты — человек, а потом  уже — инвалид. И искать единомышленников. К активным людям и отношение совсем другое.

Фото с facebook странички Ирины Можаровой

https://www.mogpravda.by/

Схожие публикации

Оставить отзыв

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *