Победитель ННД

Елена Рожкова — Мисс Украина на коляске 2003

Елена Рожкова - Мисс Украина на коляске 2003Луганчанка — героиня «ФАКТОВ», 11 лет назад победившая в конкурсе «Мисс Украина на коляске», сейчас с супругом-инвалидом и детьми временно живет в Одесской области, в комнате летнего санатория, не зная, что ждет семью с наступлением зимы

О жительнице Луганска Елене Рожковой «ФАКТЫ» впервые написали, когда она получила корону победительницы конкурса «Мисс Украина на коляске». Так случилось, что публикации в газете помогли девушке в переломные моменты жизни. И сегодня, в трудную минуту, Лена вновь обратилась в «ФАКТЫ»…

Лена росла здоровой, подвижной. Но в 15 лет у нее обнаружили опухоль спинного мозга, требовалась срочная операция. При этом медики сказали родителям, что шансов выжить у девочки — 50 процентов.

— Когда я проснулась после операции, было такое ощущение, что мне отрезали ноги, — вспоминает Елена Рожкова. — Я их просто не чувствовала. Уже потом узнала, что у меня выявили доброкачественную опухоль, и пессимистические прогнозы врачей оказались неверными. Однако в ходе операции мне повредили центральный нерв, из-за чего я и стала инвалидом. Врачи говорили, что не смогу даже сидеть. Но, как ни запрещали доктора сидеть в кровати, я не слушалась. Превозмогая боль, пыталась стать самостоятельной. Кричала: «Я не инвалид! Смогу ходить!»

Разве могла поверить девушка-хохотушка, носившаяся по школьному двору, как метеор, что отныне она раб инвалидной коляски?

— После случившегося у меня полностью поменялось мировоззрение, — говорит Елена. — Я другими глазами посмотрела на окружающий мир. Поняла, что нужно радоваться каждому восходу солнца, каждому мгновению, ведь жизнь — дар Божий!

Елена Рожкова - Мисс Украина на коляске 2003Радовалась 23-летняя Лена, и получив корону победительницы конкурса.

Но праздник закончился, и она со своей коляской вновь оказалась на окраине города в бараке с печным отоплением, где нет элементарных удобств, а туалет на улице. Когда об этом узнал, прочитав «ФАКТЫ», тогдашний президент Украины Леонид Кучма, он тут же позвонил руководству Луганской области. Состоялся нелицеприятный разговор. После той телефонной беседы сразу была найдена возможность выделить квартиру Лене в новом строящемся доме. Кроме этого, девушке помогли осуществить давнюю мечту — выучиться на психолога, чтобы помогать людям. Она стала студенткой Луганского национального педагогического университета. А буквально через несколько месяцев Лена встретила и свою судьбу. И тут вновь особую роль сыграли «ФАКТЫ».

28-летний луганчанин Виталий Мохов, ставший инвалидом после того, как повредил позвоночник, служа в спецназе МВД, жил в одиночестве.

— Мои друзья — супруги Татьяна Баранцова и Алексей Сорока(Татьяна возглавляет Луганскую областную организацию «Ассоциация молодых инвалидов „Восток“, а Алексей руководит Всеукраинской ассоциацией молодых инвалидов. — Авт.), все спрашивали, почему я не женюсь, — рассказывает Виталий Мохов. — „Пока не нашел свою девушку“, — отвечал. И тут (наверное, это судьба) взял в руки газету „ФАКТЫ“, где на первой полосе был снимок Лены в короне победительницы конкурса. И я, даже не успев подумать, выпалил: „А вот на этой девушке я бы женился!“

Оказалось, Татьяна и Алексей дружат с Леной. Они и познакомили молодых людей. После была свадьба. В декабре 2004 года у Елены и Виталия родилась дочь. Родители назвали девочку Викторией, потому что ее появление на свет было для них большой победой. А спустя восемь лет у них родился сын Ваня.

Лена после окончания университета возглавила городской центр реабилитации инвалидов. Рядом были любимый муж и двое деток. И тут началась война…

— Мы хотим жить в Украине и верим в единство нашей страны, — говорит Лена. — А граждане с такими взглядами на нашей малой родине сейчас не нужны. Когда на окраинах Луганска начались бои, мы через „Фейсбук“ нашли в Одессе президента Европейской ассоциации прав инвалидов, руководителя Благотворительного фонда „Прометей“ Олега Дрюма, который помогал эвакуировать из зоны АТО людей с ограниченными возможностями и многодетные семьи. 16 июня он вывез из Луганска многих инвалидов-колясочников, среди них была и я с двумя детьми. (Муж Виталик остался дома и приехал уже в августе, пережив все ужасы блокады.) В Одесской области нас разместили в санатории „Куяльник“. Здесь сейчас 146 человек инвалидов, из них 46 — на колясках. Было больше, но многие вернулись домой на освобожденные территории, к примеру, в Славянск.

— А вы не собираетесь возвращаться?

— Нам постоянно снится Луганск… Но ехать просто некуда. Дом пострадал от обстрелов. Рамы треснули, стекла выбиты. Света до сих пор нет.

— Какие условия в санатории?

— Здесь хорошие номера, есть горячая вода. Отопление включили первого октября. Трехразовое санаторное питание. Ребята-официанты на руках поднимают нас в столовую на второй этаж. Местное управление образования выделило автобус, и детей переселенцев теперь возят в школу.

Я хочу сказать огромное спасибо и администрации, и простым работникам санатория. Они так тепло относятся к нам! Плюс ко всему большую работу делают волонтеры, которых направляет сюда Олег Дрюма. Благодаря этим людям мы и держимся. Находимся здесь исключительно по доброй воле руководства санатория. Но понимаем, что их возможности не безграничны.

Социальные службы Украины обещают выделить финансирование на пребывание тут переселенцев, однако это до сих пор остается лишь на словах. В итоге уже с первого октября медицинские сотрудники санатория отказались нас обслуживать. Все потому, что им стали задерживать зарплату.

В основном тут находятся тяжелые инвалиды, которым теперь даже уколы не делают. Сейчас формально нас закрепили за одной из районных больниц Одессы. Но до нее можно добраться и вернуться обратно только на такси, на которое нет денег…

По словам Елены, санаторий „Куяльник“ отличный, но он летнего типа и не предназначен для зимовки — даже стекла в окнах одинарные. Все комнаты рассчитаны на двух человек. В одной из таких — живут Лена с мужем и двумя детьми.

— Теперь за проживание в этой маленькой комнате надо будет платить по три тысячи гривен в месяц, плюс 110 гривен питание с человека в сутки. Таких средств у нас точно нет, — рассказывает Елена Рожкова. — К нам приезжали журналисты, представители ООН, руководители ГСЧС, народный депутат Ирина Геращенко, бывшая председатель Луганской облгосадминистрации Ирина Веригина. Все обещали помочь, но — увы…

Пока администрация санатория вновь пошла навстречу переселенцам и продлила их пребывание до середины ноября.

— А что будет с нами дальше?— вздыхает Лена. — Тут выключат свет, газ… Впереди зима. Я хотя бы работала, старалась быть активной. А многие ребята-инвалиды находились исключительно в четырех стенах своих квартир. К жизни они не приспособлены… Что их ждет впереди?

— Лена, как сейчас чувствуют себя ваши дети?

— Ванечка тут быстро адаптировался. Он, когда приехал, еще не говорил. А теперь болтает без умолку. Все малыша балуют. Он ведь самый маленький из местных детей. И этим пользуется. Подходит, здоровается, обнимает и… сразу же просит конфету.

А вот Виктория тяжело переносит наш вынужденный переезд. Хочет домой, в свою школу, плачет… К нам однажды приезжали представители какого-то международного фонда и записывали видеоинтервью. У Виктории спросили, как она понимает слово „мир“. И девятилетняя девочка сказала: это когда не ездят танки по городу, когда не стоят мужчины с пулеметами и автоматами, когда не плачут мама с бабушкой, когда нет крови и мертвых людей на улице… Что же мы, взрослые, натворили, если девятилетний ребенок такое говорит! Я бы в детстве на вопрос о мире сказала что-то про голубое небо и белого голубя. А моя дочь вспоминает мертвых на улице…

Когда мы только приехали сюда, тут жили военные, выведенные из Крыма, они питались с нами в столовой. И поначалу ребятня, завидев их, разбегалась в разные стороны и пряталась. Да что там дети. Мы сами дергались первое время, видя людей в форме. Уже потом, когда все немного успокоились, стали объяснять сыновьям и дочкам, что это наши, хорошие военные и они нас защищают.

Если бы вы знали, как хочется мира! Помню, один из военных-крымчан рассказал историю, которая якобы случилась с ним перед самым переездом из Севастополя. Ехал он в автобусе, а там какая-то цыганка возьми и скажи спорящим о политике пассажирам: „Война на Донбассе (а она только-только разгоралась) закончится весной 2015 года, а через два года Крым вновь будет украинским“. Все начали смеяться в ответ. „Не верите? — спросила женщина. — Но вы поверите, когда на мое место через две остановки сядет старушка, после нее — девочка, а еще через две остановки — беременная женщина…“ Сказала и вышла на ближайшей остановке. Пассажиры лишь отмахнулись. Но в автобусе все произошло, как заявила гадалка, и когда беременной женщине уступила свое место девочка, зашедшая за две остановки до этого, в салоне воцарилась полная тишина.

Мне кажется, эту историю, немножко в другом виде, я уже когда-то слышала. Но уж очень хочется в нее верить. И в то, что настанет мир.

Пока материал готовился к печати, стало известно, что государство перечислило около 100 тысяч гривен на проживание в «Куяльнике» переселенцев (хотя общая сумма долга на данный момент составила уже почти 4 миллиона гривен). Кроме того, на совещании в Одесской областной госадминистрации инвалидов заверили, что как минимум до 27 декабря их из санатория выселять не будут и обеспечат питанием.

https://fakty.ua/

Схожие публикации

Оставить отзыв

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *