Победитель ННД

Ирина Ясина – Для добрых дел не нужны титулы

Ирина Ясина - Для добрых дел не нужны титулыИрина Ясина — известный правозащитник, публицист и экономист. В интервью корреспонденту «Филантропа» она рассказала о своих новых благотворительных и образовательных проектах, а также о том, как за последние годы изменилось в России отношение к людям с ограниченными возможностями.

О правах людей с ограниченными возможностями

— Ирина Евгеньевна, вы известны, как активный защитник прав людей с ограниченными возможностями здоровья. Как изменилось в России за последние 2–3 года отношение общества к проблеме таких людей?

— Очень сильно. От полного неприятия к попытке понимания. Помню, как несколько лет назад я пыталась припарковаться у консерватории, потому что ходила с палочкой и дойти до машины было действительно тяжело. Попросила охранника позволить встать ближе. Тот сказал: «Инвалид? Сиди дома». И мне ужасно было обидно. Я ушла. Не смогла пойти на концерт. Ведь надо понимать, что если тебе не дали поставить машину близко, ты просто не дойдёшь.

А сегодня ситуация иная: в Москве и многих других городах — неприлично не оказать внимание, не уметь помочь человеку с ограниченными возможностями. Это же не политзаключённым помогать. Нет ничего недозволенного! Помогаешь инвалидам, выглядишь политически нейтрально, а делаешь хорошее дело.

Сейчас я со своими сотрудницами плотно взаимодействую с Департаментом образования города Москвы. Поскольку нынешнее слияние столичных образовательных организаций серьёзно отражается на сути инклюзивного обучения. Из-за непродуманных объединений школ дети с ограниченными возможностями здоровья зачастую вынуждены переходить на домашнее обучение. Мы пытаемся отстаивать интересы таких детей.

О благотворительных проектах

— Сейчас занимаюсь судьбой пятилетнего Саши Парамонова из Оренбурга. У Саши очень редкое заболевание: мышечная дистрофия Дюшенна. Эти дети, как правило, умирают в 15–20 лет. И таких мальчиков (это исключительно мальчиковое заболевание) в России порядка 4000. Ребёнку поставили диагноз, а инвалидность не дали. Такая ситуация исключает возможность бесплатного лечения, благодаря которому способность ребёнка ходить была бы немного продлена. Вся реабилитация сейчас проходит за счёт семьи. Мы предприняли ряд мер и в ближайшее время надеемся на положительное решение — с помощью вице-премьера по социальным вопросам Ольги Голодец и её Совета при Правительстве Российской Федерации по вопросам попечительства в социальной сфере.

Есть история помощи мальчику Лёше, тоже с мышечной дистрофией Дюшенна. Его отдала в приют города Химок мама с Украины, гастарбайтер. А взяла из приюта добрая женщина, но когда взяла — увидела, что он тяжело болен. Она его полностью освидетельствовала, и ему поставили страшный диагноз: мышечная дистрофия, которая, как я уже говорила, нигде не лечится. И вопрос стоит, как прожить мальчику отведённые ему 16–20 лет: в приюте в окружении чужих людей или в семье? О Лёше мне написал замечательный парень, абсолютно не равнодушный человек. Водил свою дочку в детский сад в одну группу с Лёшей. А Лёшу туда водила его временная мама. Потом мальчик исчез, и Кирилл забеспокоился. (Кирилл обратил на него внимание, потому что мальчик был толковый и пазл собирал лучше всех в группе.) Он расспросил о Лёше и узнал, что тот снова в приюте живёт. В результате трёхмесячной эпопеи мы нашли семью, добились, чтобы мальчика отдали новым родителям быстро. Мальчик, конечно, на выздоровеет, если чуда не произойдёт. Но у него теперь есть папа и мама и комната, полная игрушек, и его поздравляют с днём рождения. Интересно, что он сначала обращался в церковь — церковь не смогла помочь.

Вот чем я занимаюсь. И это цепочка дел бесконечна. Папа надо мной смеётся, говорит: «Ходоки у Ленина».

О преподавании и образовании

— У вас очень чёткое системное мышление. Вы, наверное, могли бы успешно дистанционно преподавать — вы об этом не задумывались? 

— Нет. Я не чувствую того драйва, который чувствую, видя людей вживую. Конечно, я могу провести одну лекцию по скайпу, но это не то. И я не получаю удовольствия, и люди не получают такого заряда, который мог бы быть. Но когда уж деваться некуда – работаю по скайпу. Вот у меня был такой проект из серии добрых дел. Одна девушка Люба из города Любима Ярославской области вышла замуж за англичанина и живёт в Англии. У неё в начале лета в родном городе от рассеянного склероза умерла старшая сестра. И умерла, как умирают такие больные — просто от недостатка ухода. При нормальном уходе с такой болезнью живут столько, сколько отмерено. В противном случае умирают – либо от пневмонии, либо от других инфекций. Люба озаботилась ситуацией, поговорила с врачом местной поликлиники и узнала, что на 7 тысяч жителей городка 11 человек больны рассеянным склерозом. Это очень много. И Люба стала разрабатывать идею проведения семинара для родственников. Люди должны просто понимать, что делать, требовать, ожидать. Нужны были какие-то минимальные психологические знания для сиделок. И мы провели семинар — по скайпу. Вот из этого состоит моя жизнь.

— А Клуб региональной журналистики, в котором вы играли одну из ключевых ролей, сейчас существует? 

— Нет, формально он не существует. Но какие-то связи и наработки, естественно, остались. Ребята нас знают и любят. Поэтому, если какие-то потребности возникают, мы работаем и без юридического лица. И сеть по-прежнему существует. Конечно, она стала меньше, чем в прежние времена. Но те не менее, это живой организм. То что он не умер без некой формальной организации, — говорит о его нужности.

О развитии общества

— Как вам кажется, в России есть какие-то регионы, где плотность общественного движения выше, или это равномерно по стране развито? 

— Конечно, неравномерно. Москва, хотя и далека от совершенства, намного лучше остальной части. И по части волонтёрства, и по части общественных инициатив, и так далее. То, что люди из Москвы ездят тушить пожары в Иваново и Нижний Новгород – это замечательно. Это хороший вектор развития московского сообщества.

Есть нечто подобное в Питере, Екатеринбурге. То есть в крупных городах. Однако большая часть страны – по-прежнему живёт по принципу «человек человеку волк». Понимаете, люди привыкли мыслить, что сосед обманет, или же сосед обрадуется, когда у тебя корова сдохнет. И не надо за это винить Ельцина, Горбачева или Путина. Так всегда было. Поговорка по поводу коровы, которая, сдохнув, радует соседа – совсем старая…

— А что надо сделать, чтобы было больше чувства единства?

— Это само не растёт. Опять-таки нужно просвещение.

— И вы опять-таки успешно этим занимаетесь. Причём не только в индивидуальном порядке, но и системно. Я имею в виду ваши молодёжные семинары «Я думаю!». Расскажите, пожалуйста, о них подробней.

— Эти семинары организуются для молодёжи из регионов в течение последних восьми лет фондом «Либеральная миссия», возглавляемым моим отцом, известным экономистом Евгением Ясиным. Я являюсь там вице-президентом. Основная цель семинаров — развенчание мифов о важнейших процессах и реалиях нашей жизни, царящих в головах сегодняшних молодых людей, студентов высших учебных заведений. Эта цель достигается прояснением содержания мифов, навязанных молодёжи в последние годы из-за отсутствия независимого телевидения и неангажированных СМИ, а также удовлетворением потребности молодёжи в информации для размышления и анализа. Спонсирует семинары фонд «Династия». Этой осенью, кстати, их запланировано четыре.

Мы учим ребят думать, отстраняясь от диктата телевидения, видеть мир и ситуацию с разных сторон. А также уметь отстаивать альтернативную точку зрения. Ребята из самых разных городов – от Питера до Казани. Очень толковые. Вот и удивляет: почему так плохи дела в стране несмотря на существование талантливо думающей молодёжи?

О нравственной дилемме

— В одном из интервью вы говорили, что сейчас многие стоят перед дилеммой: «Быть лучше или жить лучше». Я ничего не путаю? 

— Да, так. Так и есть. У нас очень сложно быть просто неплохим человеком. У нас либо герои, либо подлецы. Какое-то время приходится лавировать, но потом нужно выбирать. У кого-то выбор — как у Ходорковского, а у кого-то существенно меньше.

— А вы считаете, что нет оазисов? Ведь можно, к примеру, кружок макраме вести. 

— Можно, если повезёт. Но наверняка и в кружке макраме произойдёт нечто, что потребует от тебя какого-то нравственного выбора. Чаще люди выбирают всё-таки лучше жить.

— Не жалеете, что вы со Светланой Сорокиной вышли из президентского совета по правам человека? Остались бы — имели больше ресурсов, чтобы делать добрые дела… 

— Дожив до 50-ти, я поняла, что у меня есть репутация и никакой президентский совет по большому счёту мне не нужен. Я звоню и говорю: «Здравствуйте, меня зовут Ира Ясина — помогите, пожалуйста». Если бы я говорила «президентский совет, Ира Ясина», – это бы не очень много добавило. Для добрых дел, которые я делаю, не нужны титулы. Нужно просто быть настойчивым, активным человеком.

Ирина Ясина

Вице-президент фонда «Либеральная миссия».

Родилась в Москве в 1964 году. Закончила с красным дипломом экономический факультет Московского государственного университета. Кандидат экономических наук. Начинала карьеру корреспондентом информационного агентства «Интерфакс», работала редактором отдела финансов газеты «Московские новости», экономическим обозревателем в газете Moscow Times, журнале «Итоги» и на радиостанции «Эхо Москвы». В настоящее время как журналист сотрудничает с сетевым изданием Газета.ru.

В 1997–1998 гг. руководила департаментом общественных связей Центрального банка РФ. С 2001 по 2006 год работала директором благотворительных и просветительских проектов в Межрегиональной общественной организации «Открытая Россия». В 2007 году возглавила попечительский совет общества помощи Тарусской районной больницы.

https://philanthropy.ru/

Related posts

Leave a Reply

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.