Резонансная история Антона Мамаева

Резонансная история Антона МамаеваГромкая история, которая вызвала колоссальный резонанс. Этот приговор обсуждали почти на всех уровнях. В камере оказался инвалид первой группы, который получил реальный срок. Но статья тяжелая — организация разбойного нападения.

Осужденный Антон Мамаев в заключении сидит в буквальном смысле. Ничего больше инвалид первой группы делать не может. Из-за тяжелого генетического заболевания атрофированы почти все мышцы.

Сегодня после медицинского освидетельствования в 20-й горбольнице Москвы его перевели обратно в камеру для инвалидов СИЗО «Матросская тишина». Наша съемочная группа стала единственной, которой позволили пообщаться с ним в изоляторе. Антон говорит, что пока на его случай не обратили внимание журналисты и правозащитники, он был на грани жизни и смерти.

«Прошел я здесь большие муки, когда мне приходилось спать сидя. Прошу прощения, мочевой пузырь облегчать по двое суток приходилось ждать, терпеть. Были такие моменты, когда я на последнем дыхании был просто. Я уже думал, что не выживу», — рассказывает осужденный Антон Мамаев.

Ему 28 лет, он закончил вуз, получил профессию экономиста, возглавляет собственную фирму. У него жена, дочке три года, здоровая. При этом Антон абсолютно не самостоятелен, весит 18 килограммов, чайную чашку может поднять лишь двумя руками. И в изоляторе нет для него ни условий, ни персонала, который круглосуточно бы за ним ухаживал. Помогать Антону стал сокамерник.

«Он рассказывал, что был момент, когда его [сокамерника] самого вызвали в суд. Он его посадил, перед тем как уехать, а когда вернулся через 12 часов, то увидел, что он сидит в том же положении, как он его посадил. Это же муки, это же пытка!», — говорит заместитель председателя Общественной наблюдательной комиссии города Москвы Ева Меркачева.

Но, по версии прокуратуры, и суд с ней согласился, состояние здоровья не помешало Мамаеву стать организатором разбойного нападения. Видеоматериал из уголовного дела: человек в инвалидном кресле — это и есть Антон. Место действия — гаражно-строительный кооператив. Ничего криминального на экране не происходит: четверо мужчин, в том числе Мамаев, разговаривают с двумя. В кадре — мотороллер. Как утверждает сторона обвинения, Мамаев, угрожая расправой, а его сообщники чуть позже и применяя силу, заставили переоформить скутер на одного из них. Лишившись мототехники, потерпевший Дмитрий Малов написал заявление в полицию.

«Мамаев в очень жесткой форме угрожает расправой с применением огнестрельного оружия. Там были варианты, чтобы вывезти в лес и закопать. Ко мне применяли физическое воздействие — меня ударили по лицу. Я не знаю, это один из людей его сопровождавших сделал. Никаких денег я от якобы продажи не получил. Сумма, которая была написана в договоре купли-продажи, была озвучена непосредственно Мамаевым», — рассказал потерпевший Дмитрий Малов.

Мамаев вину не признал, но от дачи показаний в зале суда отказался. «Виновен в организации разбойного нападения», — объявил судья и приговорил его к четырем с половиной годам колонии общего режима. Прокурор просил шесть лет.

«Судом были учтены все обстоятельства — как смягчающие, так и состояние здоровья Мамаева. И суд пришел к выводу, что назначить иное наказание, не связанное с лишением свободы, не представляется возможны. Кроме того, санкция статьи 162 части второй не предусматривает какое-либо иное наказание и предусматривает только безальтернативное наказание в виде лишения свободы», — сообщила пресс-секретарь Тимирязевского районного суда города Москвы Мария Прохорычева.

Помощник Антона, ежедневно ухаживавший за ним, именно на него и переоформили мотороллер, был приговорен к трем годам колонии.

«В отношении двух других соучастников преступления уголовное дело выделено в отдельное производство. Полицией проводятся оперативно-разыскные мероприятия, направленные на обнаружение и задержание злоумышленников», — сообщил исполняющий обязанности начальника Управления и общественных связей Главного управления МВД России по Москве Юрий Титов.

В этой истории много непонятного и многое искажено. «Обездвиженный инвалид-колясочник ограбил бывшего спецназовца». Интернет пестрел броскими заголовками, способными вызвать недоумение у любого и подорвать доверие к суду и следствию. Но Мамаев сам никого, естественно, не грабил. Да и потерпевший – совсем не спецназовец.

«У меня никакой связи с этим нет абсолютно, потому что я в свое время получил серьезную травму и в связи с этим в армию пойти не смог. То есть то, что говорят, что якобы я спецназовец, это клевета», — сказал Дмитрий Малов, потерпевший.

«Неужели судья не понимал, человека в каком состоянии отправляет в колонию», — возмущается общественность. Но в приговоре этому посвящен отдельный абзац: «При назначении Мамаеву наказания в виде реального лишения свободы суд принимает во внимание, что сообщенное Мамаевым заболевания не включено в Перечень заболеваний, утвержденных Приказом Минздрава и Минюста России "Об освобождении от отбывания наказания осужденных к лишению свободы в связи с тяжелой болезнью"».

Уполномоченная по правам человека в России Татьяна Москалькова утверждает прямо противоположное: «Он подпадает под перечень болезней двух постановлений правительства, и это дает мне основание обратиться к суду с тем, чтобы суд рассмотрел возможность освобождения его по болезни. В 2016 году более трех тысяч людей, которые подпадали под список тяжелобольных, были в числе осужденных и обратившихся в суд за помощью. Каждый четвертый, не дождавшись освобождения и решения суда, умер. Поэтому сегодня я разработала вместе с коллегами законопроект, который не просто дает право суду освободить тяжелобольного из-под стражи, но обязывает его принять это решение».

Как стало известно, теперь уже сама прокуратура опротестовала решение заключить Мамаева под стражу. А Федеральная служба исполнения наказаний, по нашей информации, готовит обращение в суд с просьбой изменить ему режим содержания. Тот самый случай, когда пытаются найти баланс между буквой закона и духом гуманизма.

Спикер Совфеда Валентина Матвиенко попросила сенаторов посетить тюрьмы и колонии, где отбывают наказание женщины, инвалиды и дети. По ее словам, это поможет оценить их положение и понять, нужны ли изменения в законодательстве в этой сфере, пишут РИА Новости.

По мнению Матвиенко, гуманизация всей системы ФСИН является "необходимым условием для любого нормального общества". Спикер отметила, что нужно заняться вопросом обеспечения трудовой занятости женщин и инвалидов в тюрьмах, а также вопросом социального и юридического сопровождения освободившихся из мест лишения свободы.

12 июля в Совфеде прошло заседание, на котором в рамках "правчаса" выступил глава Минюста Александр Коновалов. Он представил доклад о содержании женщин, детей и инвалидов в местах лишения свободы. Речь также зашла о резонансном деле инвалида-колясочника Антона Мамаева, который 30 июня был осужден на 4,5 года колонии за организацию разбойного нападения. Глава президентского Совета по правам человека Михаил Федотов попросил прокуратуру проверить, законно ли было возбуждено уголовное дело.

https://www.1tv.ru/

Схожие публикации

Оставить отзыв

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *