Победитель ННД

Дмитрий Андреев – фитнес-тренер в коляске

Дмитрий Андреев – фитнес-тренер в коляскеДмитрий Андреев – фитнес-тренер в инвалидной коляске. "Это. Очень. Тяжело" – Как колясочник стал фитнес-тренером.

Как и многое в России, реабилитация и адаптация к жизни в обществе инвалидов-колясочников чаще бывает успешной не благодаря, а вопреки созданным в государстве условиям. Но сила воли и вера в себя помогают строить жизнь наперекор обстоятельствам. В Международный день инвалидов корреспондент Север.Реалии рассказывает историю калининградца, который, оказавшись в коляске в 20 лет, продолжает жить полноценной жизнью.

С Дмитрием Андреевым мы встретились в кафе спортивного клуба. Подтянутый и накачанный, сидя за столиком, он производит впечатление атлета. И далеко не сразу обращаешь внимание, что у Дмитрий использует не стул заведения. У него свое кресло – с колесами. Вот уже много лет.

В июле 2006 года с ним случился несчастный случай.

– Я в том году пришел из армии, отслужил два года. И решил поступать в университет на экономический факультет. А так как не люблю с самой юности сидеть без дела, то летом решил подработать на стройке. Самое обидное, что в тот день я не должен был выходить на работу. Планировал встретиться с друзьями, заняться делами… – вспоминает Дмитрий. – Строили торговый центр в центре Калининграда. Я выполнял всё как положено, но со стороны застройщика была нарушена техника безопасности. Итогом дня стало падение с высоты, и сверху на меня прилетела опалубка.

Опалубка – это тяжелая металлическая конструкция, которая держит бетон с двух сторон.

– У меня были все рёбра сломаны, рёбрами пробило лёгкие. Вся грудная клетка была в крови, брюшная полость тоже была порвана за счёт того, что нижние рёбра были сломаны и они порвали диафрагму и печень. Позвоночник просто сломался и задел спинной мозг. Государство тогда за такую травму выплачивало 50 тысяч рублей. А вот застройщик не участвовал в моей дальнейшей жизни, – говорит Андреев.

После падения его оперативно доставили в больницу. Помощь, говорит, оказали также квалифицированно. Но совокупность травм помешала вовремя провести операцию на позвоночнике. Время было упущено.

– Врачам нужно было сначала спасать мою жизнь, то есть убрать кровотечение грудной клетки, брюшной полости. Меня разрезали, грубо говоря, практически напополам, потом зашили, только через две недели сделали операцию на позвоночнике – раньше нельзя было. Чтобы сделать операцию на позвоночнике, нужно человека перевернуть на живот, а это нельзя было сделать, так как вся грудная клетка была сломана, – говорит Дмитрий.

Он признается, что старается не думать о том, что сложись обстоятельства чуть иначе, все могло б закончиться по-другому. Новость о том, что больше самостоятельно он ходить не сможет, Дмитрий не мог принять очень долго:

– Месяц была реанимация, потом два месяца в нейрохирургии, в общей сложности пролежал три месяца. Когда попал в реанимацию, то думал, что через три месяца пойду с друзьями отдыхать куда-нибудь и пить пиво. Вообще поначалу не было понимания, что это на всю жизнь. Никто не говорил про прогнозы, в таких случаях их сложно ставить. С чем я столкнулся, я начал понимать уже в общей палате, потому что были такие же ребята, как и я, там и головы, и спины травмированы. И общаясь и с ними, и потом со своим врачом, понял, что всё серьёзно. Но всё равно до конца ещё не хотел это принимать где-то полгода.

"Надо двигаться дальше"

– В такой ситуации, я не думаю, что раздумья об уходе из жизни – это что-то уникальное, – продолжает Дмитрий. – Тебе чуть за двадцать лет, вся жизнь впереди – и все это оказалось перечеркнуто. Мама уже умерла на тот момент, папа, конечно, был рядом, но родня не поддерживала, друзья появлялись редко – у них своя жизнь. В больнице не рассказывали о психологических и физиологических моментах. Операцию сделали хорошо. Но там не объясняют бытовые вопросы – как туалет организовать, что надо сидеть на противопролежневой подушке, как жить с этим, за чем нужно следить, на что нужно обращать внимание. Тебя посадили на коляску, а дальше – иди! Как сейчас, не знаю, может, что и поменялось, но в то время такие моменты не объясняли. А ведь любая мелочь для колясочника может вылиться в серьезные проблемы. Это сейчас в регионе есть реабилитационный центр, а в 2006 году ничего не было – ни доступной среды, ни психологической помощи. Я прочувствовал на себе всю ту эпоху – когда у нас якобы в стране не было инвалидов.

Когда нет доступной среды, человек на коляске постоянно от кого-то зависит. После выписки из больницы Дмитрий больше не мог самостоятельно подняться на второй этаж. Типовые пятиэтажки, построенные в 1960–90-х годах, не имеют пандусов для инвалидной коляски. В квартире тоже пришлось все переоборудовать. Понятно, что такие перестановки тяжелы в моральном плане.

– Я на полгода засел дома. Я просто никуда не выходил. Да и очень проблематично спускать и поднимать коляску, которая весила тогда 25 кг (это сейчас моя весит всего десять). Пытался мысленно принять свое положение. Было сложно решиться выйти на улицу – и психологически, и физически. Ведь мне, молодому мужчине, пришлось бы просить помощи, чтобы меня и спустили, и подняли. Стоишь, ждешь, пока пройдет рядом пара крепких мужчин. И ведь не каждый согласится помочь. В общем, выход на улицу и обратно – это своеобразный квест. Это меня очень сильно напрягает до сих пор. Человек вообще от кого-то не должен быть зависим. Это нормальное состояние, когда ты не приемлешь постоянную помощь, – говорит Дмитрий.

Вытащить себя из депрессии Дмитрий смог спустя несколько месяцев после выхода из больницы. Решил для себя, что все равно пойдет учиться. Несмотря на то что до больницы он прошел по баллам в университет, сначала отучился в торгово-экономическом колледже на бухучет.

– Окончил его с красным дипломом. А потом пошел уже в университет, как и планировал до травмы. В колледже пришлось договариваться, чтобы мне сделали пандус – тогда это была доска, которая спускалась в подвальное помещение. А добирался до места учебы я на машине. Во время учебы я параллельно работал в центре занятости населения в Калининграде. После окончания университета решил, что надо двигаться дальше, и пошел опять в строительную сферу.

За годы, которые Дмитрий прикован к инвалидному креслу, он женился, развелся, потом опять женился и развелся. У него двое детей. Со второй супругой завели небольшой бизнес – гостиницу для животных, которая после развода осталась у бывшей супруги. Как и их общий дом – сам Андреев взял себе квартиру в ипотеку, к третьему браку пока, говорит, не готов.

"Он мой и тренер, и друг"

– Он такой человек. Что в дружбе, что в семье – придет на выручку, подставит плечо. Не оставит в беде. Очень сильный человек, – говорит друг Дмитрия Владимир Воронович. Он тоже передвигается на коляске.

Дмитрий Андреев – фитнес-тренер в коляске
Владимир Воронович

Они познакомились в 2012 году. Тогда Владимир попал в автомобильную аварию и больше не смог ходить самостоятельно.

– Я лежал в больнице, а Дима пришел туда сдавать какие-то анализы. Мы просто немного поговорили. И потеряли друг друга на несколько лет. Потом я захотел вернуться к занятиям спортом (до травмы много чем увлекался, в том числе и футболом). Начал искать видеоролики. Наткнулся на Димины уроки. Списались, встретились. С тех пор он мой и тренер, и друг.

Спорт кардинально изменил жизнь инвалида-колясочника. В 2014 году Дмитрий Андреев купил подержанный хэндбайк. Это велосипед для спинальников, где колеса крутятся не ногами, а руками. Тогда за ним пришлось ехать в Берлин – для России такие средства передвижения были в диковинку.

– Я очень люблю велоспорт, но после падения на стройке несколько лет он был для меня недоступен. Потом в интернете узнал, что есть уникальные велосипеды. Стал мониторить информацию. Нашел объявление, что немец продает свой байк. По размерам (а они подбираются индивидуально) он мне подходил. По цене, а он стоил тысячу евро, тоже. Принял решение купить его. И ни разу не пожалел, – говорит Дмитрий.

"Ручной" велосипед стал для него еще одним шагом в сторону независимости и самостоятельности. В 2019 году, еще до ковидных ограничений, он совершил велотурне по Европе. Вместе с Владимиром они разработали маршрут, кинули в соцсетях клич и нашли финансирование для своего эксперимента.

– Ехали с Володей через Польшу до Берлина. Он был на машине, за рулем, а я из точки А в точку Б переезжал. Мы примерно понимали, за сколько я доеду до определенного места, искали там жилье, и на следующий день мы двигались дальше. То есть не было такого, что машина впереди едет. Я всю дорогу ехал самостоятельно, – вспоминает Дмитрий.

– Знаете, Дима-то не любит хвастать. А я скажу, что тогда он в очередной раз показал свою железную силу воли, – комментирует его друг Владимир. – Мы проезжали по 100 километров в день. Я-то на автомобиле. А он – на коляске! Жара была в районе 30 градусов. На дорогах негде от нее укрыться. К концу каждого дня Димина лысина светилась алым огнем. Но он ни разу не сел в машину! Все время передвигался на хэндбайке.

Сейчас, когда Европа закрыта для россиян из-за войны, в планах Дмитрия добраться на велосипеде до Казахстана и стран СНГ. А в будущем году он собирается организовать волейбол на колясках. Дмитрий Андреев – единственный тренер по фитнесу на колясках в Калининградской области.

– Я всегда занимался физкультурой. И после травмы поддерживал форму – дома, для себя. Четыре года назад пришел в спортивный клуб "Атлетика". Это единственный клуб в городе, где создана доступная среда для инвалидов. Начал заниматься в нем. Потом решил тренировать и получил высшее спортивное образование. Сейчас у меня несколько постоянных учеников. Среди них есть и в инвалидных колясках. И, наверное, своим примером я показываю, что жить можно и в таком положении полноценно, – уверен Дмитрий.

Тренажерный зал в "Атлетике" большой, просторный, хорошо оснащенный. Проходы достаточно широкие – колясочники свободно перемещаются по залу. Дмитрий на равных с другими тренерами работает в тренажерном зале. Он помогает и обычным, здоровым посетителям, и колясочникам – им, конечно, внимания достается больше.

Владимир Иванов – один из постоянных посетителей "Атлетики". Ему 45, по профессии – инженер. На коляске он с 2015 года – тогда дало знать о себе врожденное заболевание. Инвалидность, по его словам, он принял благодаря поддержке семьи. А вот выйти в общество смог благодаря своему тренеру. О спортцентре, ориентированном на людей с ограниченными возможностями, Иванов узнал из интернета.

– Дмитрий очень внимательный. Требовательный, но не забывает о том, что если человек в кресле, то ему необходим дополнительный контроль. Независимо от того, новичок перед ним или завсегдатай зала, наш тренер все равно контролирует правильность выполнения упражнения, следит, чтобы не было перегрузок. Да и психологически поддерживает. И своим примером, и, если надо, словом, – рассказывает Владимир Иванов.

Алексей Солюк – новичок, и в тот день впервые пришел на тренировку.

– Здесь важно, что Дима все доступно рассказывает – что можно делать, если ты на коляске, чего нельзя, чтобы не навредить самому себе. А еще очень важен психологический момент: если тренер такой же, как ты, тогда не чувствуешь себя не таким, как люди, которые не на колясках, – говорит Алексей.

Дмитрий Андреев – фитнес-тренер в коляске
Алексей Солюк на тренировке у Андреева

По данным Федерального реестра инвалидов, по состоянию на 1 октября 2022 года в Российской Федерации зарегистрировано 10,275 млн инвалидов. Инвалидность в результате трудовых увечий составляет 1,3% от общего числа, инвалиды по "общему заболеванию" – 84,2% и "инвалид с детства" – 12%. Инвалидность вследствие "заболеваний в период военной службы" получили 1,1%, военных травм – 1,1%, остальное приходится на "прочие причины". Это данные до начала войны в Украине.

В Калининградской области по состоянию на 1 января 2022 года зарегистрировано 68 тысяч людей с инвалидностью. Из них 64 тысячи – взрослые, и 4 тысячи – дети.

"Это. Очень. Тяжело", – отчеканивает Дмитрий Иванов ответ на вопрос, какого вдруг оказаться в инвалидной коляске здоровому молодому человеку в расцвете лет. А сегодня такие риски стали значительно выше – "благодаря" войне и мобилизации.

Стоимость инвалидной коляски в интернет-магазинах варьируется от 11,7 тысячи до 221 тысячи рублей. Это в основном китайские модели. Кресла, произведенные на калининградской фабрике "Обсервер", которую создал инвалид-колясочник Роман Аранин, еще дороже. К примеру, модель с электроприводом, позволяющая спускаться по ступенькам, на сайте компании стоит 700 тысяч рублей. А средняя пенсия по инвалидности в Калининградской области в среднем 14 тысяч рублей. На технические средства реабилитации для инвалидов в 2022 году, по данным Министерства социальной политики региона, из федерального бюджета выделено почти 8,5 миллионов рублей.

https://www.severreal.org/

Related posts

Leave a Reply

Введите данные либо войдите через соцсети

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.