Победитель ННД

По Минску в поисках нормальных гостиниц

По Минску в поисках нормальных гостиницЭто факт: гостиниц, красивых и невзрачных, в Минске много. Фешенебельных до презентабельности и просто незаметных оттого, что «так дешевле». В один из летних дней попыталась узнать: в каких гостиницах столицы приемлемо проживание инвалидов, наших и зарубежных. И убедилась, что выражение «с ограниченными возможностями» применимо не только для людей, но и к «звёздочным» гостиницам нашего мегаполиса.

Местные гостиницы для многих уже стали достопримечательностями архитектуры столицы. «А что там внутри?» – естественно напрашивается вопрос. Как известно, в Минске пока только два «пятизвёздочных» отеля. Уточнила, что одноместный номер для инвалида в такой гостинице за сутки «потянет»: в «Европе» – 320 евро (265 евро здесь стоит обычный номер с завтраком, посещением фитнес-центра и бассейна), в «Сrowne Plaza» – 1 миллион 124 тысячи белорусских рублей. Роскошь «пятизвёздочных номеров» показалась мне в этом случае безрассудной, так как в обоих отелях нашлось всего по две кровати, приспособленные для инвалидов, иногда для них – душевая со специальными поручнями на стенах, а о других дополнительных условиях в номерах людям с ограниченными возможностями тут можно только мечтать. Делаю вывод: нашим инвалидам в «пятизвёздочные», в силу реальной неприспособленности тех для проживания и дороговизны, лучше, пожалуй, не направлять свои шаги или колёса колясок.

Понятно, когда платишь из своего кармана, то огромная роскошь – даже комната в «апартаментах без звёзд» в гостинице на Привокзальной площади. Номер в ней стоит сегодня 90 тысяч белорусских рублей за сутки. Об особых удобствах для инвалидов за такие деньги администрация учреждения беспокоиться даже не станет.

В мире всё так взаимосвязано, и это всё всегда так неожиданно оказывается почему-то близко и рядом. Я торопливо иду по Привокзальной площади. Бабка с огромными авоськами идет неподалёку, я ненароком услышала её историю. Она, инвалид с рождения, долго копила деньги на поездку в столицу, приехала из деревни Витебской области навестить своего сыночка, который, как писал, живёт в гостинице где-то возле вокзала. Чего старуха не ожидала, так это того, что возле железнодорожного вокзала в Минске гостиниц будет несколько. Наивная бабка не знала, куда ей броситься, адреса у неё не было. Я думала, что таких чудаковатых и «тёмных» старух в природе уже нет. Но ей нет дела до удивлений прохожих, бабка бы всё отдала, лишь бы её сыночек был рядом. Металась по площади, изредка приставая к прохожим. Глядя на её галоши – на размер больше, потешные галоши – я отнесла её к разряду «неадекватных». Но бабка явно вызывала во мне тревогу. Большие пакеты в руках людей с некоторых пор меня беспокоят – они как символ неустроенности и зыбкости быстроменяющегося, нестабильного мира.

Блеск и нищета, когда они рядом, вызывают боль. Бабка в потешных галошах осталась по ту сторону шикарной двери со стеклом дорогого и престижного отеля «Сrowne Plaza», который размещается недалеко от вокзала. Пересекаю пространство округлого вестибюля и продвигаюсь к огромному лифту. Отмечаю по пути: подъёмник для инвалидов есть! Моя остановка – конференц-залы. Их, как и принято в таких современных отелях, несколько. Представительных и удобных залов, где одновременно на разных этажах могут встречаться люди с противоположными политическими взглядами, из разных национальных и культурных организаций. Сидя на «царских» стульях, в условиях отличной звукоизоляции, они не помешают друг другу и даже не догадаются о существовании один одного. И чудо – все условия для работы здесь и людей с ограниченными возможностями: доступная аппаратура, безбарьерные въезды-выезды! Ну, а если в отель прибудет, например, большая группа инвалидов-колясочников для участия в международной конференции, поместятся ли все они на тех двух специальных кроватях, представленных «пятизвёздочным» отелем?

В день моего «исследования» гостиниц, «Юбилейная» встретила традиционными матрёшками, «Орбита» – электронным будильником с несколькими часовыми поясами, «Минск» – безмолвным безразличием, но не посетить последнюю я не могла. Эта гостиница уже вошла в историю столицы своей громкой «сказкой»: здесь настоящий заморский принц познакомился с молодой белорусской горничной и женился на ней. Долго не могла сориентироваться: разминутся или нет два инвалида-колясочника в узких коридорах этих отелей. Лифт, я полагаю, им подадут грузовой. В вестибюлях «благоустройств» для лиц с ограниченными возможностями я тоже так и не нашла. Гостиниц в белорусской столице около трёх десятков. Для мегаполиса это немного. Как сказал директор КУП «Бизнес-центр «Столица» Борис Крицкий, в Минске к 2014 году построят ещё 14 новых гостиниц, и там-то точно будут все условия для людей с ограниченными возможностями. Поживём – увидим. Два самых дорогих «пятизвёздочных» отеля уже возводят: гостиничный комплекс «Кемпински» на Октябрьской площади и гостиницу Hyatt на проспекте Победителей. Одновременно с этим в Минске сейчас «растёт» и 25-этажная гостиница на улице Притыцкого.

В «Планете» и «Спутнике» всё было почти как и в «советские времена», то есть то же, что и в остальных гостиницах: многочисленные администраторы Светы и Маши одним и тем же тоном читали приветливый текст и рассказывали о заманчивых возможностях местных услуг, обещали никоим образом не ограничивать «проникновение» в их «святая – святых» инвалидов. Примерять на себе верность их слов я не стала – лишь взглянув на несоразмерную высоту пандусов!

При слове «гостиницы» у меня возник не так давно мандраж. Поначалу, когда мой маленький сын сообщил о «гостях Ниццы», я решила, что он говорит об очередной подружке, которых с необычными именами в последнее время много развелось в элитных детских садах, куда по стечению обстоятельств попал и он сам. Потом я встревожилась, ибо имела намерение уехать по нуждам работы на несколько дней в Ниццу, оставив сына, который в силу своего возраста несколько плохо различал мамин рабочий и нерабочий день, на «домашних нянек». Вздохнула лишь после того, как оказалось, что причин для моего беспокойства нет, ибо малыш всего лишь учился произносить слово «гости-ницы». Об этом случае я уже с улыбкой как-то кстати и вспомнила, когда сидела в вестибюле «Туриста», вытянув ноги, отёкшие в 30-и градусную жару. Мне хотелось думать только о приятном. Но приятное почему-то не возникало в моей голове, ибо я размышляла о том, комфортно ли будет инвалиду жить в таком малюсеньком одноместном номере этой гостиницы, нагретом за день нещадным солнцем. И куда вытянет он в нём свои ноги, которые, как я предполагаю, у него есть и тоже «гудят» после ходьбы за день, если в гости к нему забредёт, например, друг. Стены гостиничных комнат явно были возведены не на том месте, но сдвинуть их ни я, ни инвалиды были бы не в силах. А о том, что в гостиничной комнате могут поместиться несколько инвалидов-гостей, я помышлять даже не стала. «Звёздочный» отельный мир меня разочаровывал. Своими значительными ограниченными возможностями.

Все гостиницы к вечеру стали казаться одинаковыми, неуютными как для полностью здоровых, так и для людей с более скромными физическими данными. Захотелось домой, где и без «сервиса» как-то тепло.

 

Места для проживания инвалидам я всё же в столичной гостинице нашла. В той, что поскромнее, в «трёхзвёздочной» Минского Международного Образовательного Центра, на далёком проспекте Правды, три номера открывают свои объятия гостям с ограниченными физическими возможностями за 180 тысяч белорусских рублей за сутки проживания. Входные двери – по шире обычных, кровати, унитазы – пониже стандартных. Поручни, держатели – как положено, повсюду в изобилии. Много ли инвалиду надо?

Бабка в потешных галошах ищет своего сына в минских гостиницах теперь только в моих снах. Она осталась по ту сторону моей жизни, и я стараюсь её не вспоминать. Тема «богатства и нищеты» поднимает пласт новых социальных проблем. Многим инвалидам из деревни по-прежнему кажется, что в привокзальном Минске может быть только одна гостиница (и именно в ней находят приют их дети). Большой город таких людей подавляет и, к сожалению, необычайно разочаровывает. Их внутренний мир не готов принимать разницу между укладами такого изменившегося мегаполиса и маленькой деревни, а представления о жизни остались в рамках их ограниченных возможностей. Иногда я всё же раздумываю, а вдруг сын, как тот шукшинский герой, просто обманывал свою мать – и ни в какой гостинице у вокзала он никогда не селился, как и не жил в Минске вообще. Слишком это ему было бы дорого – в гостинице, даже в неоцененной звёздами. А она – соскучилась, примчалась с гостинцами… А потом я, впрочем, радуюсь тому, что чудаковатые и «тёмные» старухи в потешных галошах с их простыми и искренними материнскими чувствами ещё существуют. Значит, живы люди.

https://www.wmeste.by

Схожие публикации

Оставить отзыв

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *